maxvl: (Default)
[personal profile] maxvl
Оригинал взят у [livejournal.com profile] oleg_leusenko в Путинизм, как он есть: первая тонна кокаина. Часть II
Продолжение. Начало здесь: Путинизм, как он есть: первая тонна кокаина. Часть I

4. Урко-чекисты.

Терять Куму нечего, а вспомнить есть что. Однако в своем интервью из тюрьмы про Аулова и кокаин есть пара деталей, о которых он не сказал (или пока не сказал).

Во-первых, контрабанда – не вопрос РУБОПа. Это прерогатива ФСБ. То, что насквозь продажный питерский РУБОП, где даже Рома Цепов был полковником, мог предложить тамбовским бандитам вместе возить кокаин – в это вполне верится. Но без ФСБ никакой Аулов и Кум ничего бы возить не смогли.

Начальником отдела по борьбе с контрабандой в питерском управлении КГБ-ФСБ в те годы (1990-1994 гг.) был вот этот человек:



Это Виктор Петрович Иванов, товарищ Путина по КГБ. В 1994 он уволился из органов и перешел к Путину в мэрию помощником по работе с правоохранительными органами.

Из материалов суда по делу Литвиненко:

«Виктор Иванов установил деловые отношения с тамбовской организованной преступной группировкой… Тамбовская ОПГ находилась в состоянии смертельной схватки с другой влиятельной бандой — малышевской ОПГ… В этой бандитской войне Иванов встал на сторону Кумарина и помог его группировке победить конкурентов. Крупной ставкой в этой схватке был контроль над петербургским морским портом, который использовался как транспортировочная база для наркотиков, идущих из Колумбии в Западную Европу через Санкт-Петербург (…)

Когда Иванов сотрудничал с бандитами, он находился под защитой Владимира Путина, который отвечал за внешние экономические связи у мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака».

Когда Путин станет главой ФСБ в 1998, он немедленно вернет Иванова на службу — начальником собственной безопасности ФСБ (борьба с коррупцией среди чекистов). При Путине-президенте Иванов будет главой ФСКН (2008-2016 гг.). Коррупция и наркотики, как вы понимаете, это то, что у Иванова всегда получалось лучше всего.

2

И все было у них хорошо, пока не возник этот Литвиненко. Литвиненко – тоже чекист, из Москвы, с Лубянки, бывший подполковник УРПО ФСБ (управление по разработке и пресечению деятельности преступных объединений). По роду службы он неплохо разбирался в делах российской оргпреступности, в том числе питерской.

В середине 2000-х гг. неназванный (во всяком случае, в открытой части суда) американский клиент заказал Литвиненко досье на Виктора Иванова. Литвиненко стал активно работать по нему, ездил в Испанию к тамбовским авторитетам, которые там обосновались. Постепенно стала вырисовываться реальная биография этого путинского друга – чекиста и наркобарона по совместительству. Итог расследования – известен.

1

Полоний был чистейший, промышленного производства. Причем вот уже много лет этот опасный токсичный изотоп делают только в одном месте в мире — в России, на военном заводе в Арзамасе-16.

Завод в Арзамасе-16 основан еще при Сталине. Там работали светила советской ядерной физики — академики Курчатов, Сахаров, Зельдович. Путин поставил его на службу бандитам. Ядерный щит тамбовской ОПГ, да.

Чай с полонием по-лубянски, который выпил Литвиненко в баре отеля «Миллениум», был заварен в бандитском Петербурге. Это был способ заставить его замолчать.

Зато убийцу, который подсыпал полоний Литвиненко, Путин сделал депутатом и наградил медалью «За заслуги перед Отечеством».

Рожи, конечно, у этих чекистских упырей. Что у исполнителя, что у заказчика…

Возвращаясь к интервью Кумарина про кокаин в 2016 г. – стоит отметить там еще одну важную деталь (помимо роли Виктора Иванова). Это Выборг. Кокаин везли через Выборг.

Выборг — древняя рыцарская крепость, позднее крупный промцентр в советские времена. Но с начала 1990-х это криминальная клоака по типу станицы Кущевской на Кубани. Только рулят тут не цапки, а криминальный авторитет Трабер и его ребята.

Илья Ильич Трабер по кличке «Антиквар»:

Трабер — главарь выборгской бригады тамбовской ОПГ. Старый заслуженный контрабандист, который был лично знаком с Собчаком, Путиным, Грефом и всей питерской верхушкой. Трабер – хозяин Выборгского района с начала 90-х и по сей день. Все, кто был против – давно в могилах. Вряд ли Кум стал бы возить кокаин через Выборг, минуя Антиквара.

При этом вторым человеком в банде Трабера и его правой рукой был вот этот господин:

Это Виктор Борисович Корытов, чекист из ленинградского УКГБ. В 1992 уволился из органов и перешел в банду Трабера, обеспечивая ему силовую поддержку через ЧОП «ВИАБ» (Виктор-Илья-Александр-Борис). Это 4 главных лица в банде Трабера в то время: Виктор Корытов, Илья Трабер, Александр Уланов, Борис Шариков.

У Корытова еще по службе КГБ было два хороших знакомых:

Это будущие подполковник Путин и генерал Григорьев (справа). Один в 1991 стал вице-мэром города, а другой все 1990-е был в питерском УФСБ на руководящих должностях. Авторитет Трабер очень ценил Корытова. С такой крышей они взяли под себя весь Выборг и Большой порт Петербурга в придачу.

В Выборге свой «метр госграницы» эти ребята держали крепко. РУБОП – не РУБОП, но вряд ли какая «тушенка» из Колумбии могла просто так пройти без траберовских братков.

Кстати, в 2000-х при Путине-президенте Корытов стал зампредом Газпромбанка по безопасности. Достаточно типичная эволюция для путинских урко-чекистов: в 1980-х – в КГБ, в 90-х в – тамбовской ОПГ, в 2000-х – с Путиным у кормушки «Газпрома».

5.Колумбийская тушенка.

21 февраля 1993 г. на таможенном посту «Торфяновка» под Выборгом был задержан грузовик, следовавший из Финляндии в Петербург. Официально он вез мясные консервы фирмы «Blony», произведенные в Колумбии. На банках было написано «Мясо с картошкой». Однако проверка груза показала, что вместо тушенки в банках был кокаин, упакованный в полиэтиленовые пакеты. Дополнительно тара была обработана уксусом, чтоб сбить с толку собак.

Кокаина в грузе было 1092 килограмма (!), т.е. тонна с гаком. Новость облетела все СМИ, в т.ч. зарубежные. Тогдашний начальник УФСБ Петербурга и старый друг Путина по КГБ Виктор Черкесов сделал заявление для прессы: мол, задержана невиданная для России партия кокаина, и всё благодаря бдительности чекистов, таможенников и т.п.

Виктор Черкесов (справа) в 1991 г.

На самом деле никакой заслуги Черкесова и выборгской таможни в перехвате тонны кокаина не было. Более того, Черкесов и ФСБ всё испортили, причем намеренно. Поставка была контролируемой, Интерпол вел её еще из Южной Америки.

Кокаин был произведен картелем «Кали». В Колумбии его погрузили на судно «Nedloyd Cement» и отправили в Гётеборг (Швеция). Там «тушенку» перегрузили на другой корабль («Bore Sea») и перевезли в порт Котка (Финляндия). Дальше автотранспортом груз был отправлен в Россию.

Все эти перемещения шли под контролем Интерпола. Россия не была конечной точкой маршрута, груз шел в Антверпен (Бельгия). Там в Бельгии или в соседней Голландии (полиция это точно не знала) был где-то распределительный центр наркомафии. Там принимали кокаин оптом, делили на мелкие партии, и он растекался по всей Европе.

Петербург в этой схеме перевозок наркоты был перевалочным пунктом, но весьма важным. «Тушенка» должна была прийти на питерский таможенный терминал «Евродонат», где все сопроводительные документы планировалось подменить: поставщика, страну происхождения, чтоб никаких следов Колумбии. После чего перегрузить товар на другую фуру и отправить в Европу.

Груз вели давно и специально нигде не задерживали. Интерпол хотел проследить весь маршрут, включая и русский участок. Это называлось операция «Акапулько». Задержать кокаин собирались в самом конце маршрута, выявив всех участников наркоторговли. Однако операцию неожиданно, вопреки указаниям Интерпола, прервал Черкесов и питерские чекисты.

В итоге операция «Акапулько» имела ограниченный эффект. Кокаин изъяли, был арестован десяток подозреваемых в Европе и в Израиле, но большие куски наркотранзита остались не тронуты. Так и не удалось посадить тех, кто ждал груз в Бельгии и тех, кому шел товар в Петербург (они продолжили заниматься контрабандой и далее).

Более того, раз уж изъяли кокаин – его должны были уничтожить на месте. Но его вывезли на склад ФСБ в Петербург, он пролежал там два года (!) и потом куда-то пропал.

6.«Картель де Тель-Авив».

В 1995 бельгийская газета «Ле Суар» опубликовала расследование по теме выборгского кокаина в нескольких частях. Поскольку тушенка шла в Антверпен, инцидент наделал много шума в Бельгии и вызывал большой интерес. Расследование проводил известный бельгийский журналист Ален Лальман (Alain Lallemand) на основе информации правоохранительных органов ЕС и Израиля.

Ален Лальман.

Операция «Акапулько» и тонна кокаина в Выборге в 1993 г. имели любопытную предысторию, которая в российских СМИ освещалась на удивление мало. Все началось еще в 1991 гг., когда полиция Бельгии обратила внимание, что на черном рынке кокаина у них появился новый игрок. Некая ранее неизвестная группа контрабандистов брала товар оптом в Колумбии у картеля «Кали» и перегоняла в бельгийский порт Антверпен.

Ребята отличались изобретательностью: кокаин приходил то в банках из-под колумбийского кофе, то в коробках из-под обуви, то в японских холодильниках, которые якобы ехали в Европу через Панамский канал.

Антверпенский порт, второй в Европе. Где-то среди этих миллионов контейнеров со всего света контрабандисты прятали свой товар.

Поставки шли по-крупному, тоннами, и бельгийская полиция активно пыталась узнать, кто за этим стоит. Вскоре выяснили, что в Колумбии отгрузкой кокаина руководил некий Элиас Коган, гражданин Израиля, женатый на дочке местного наркобарона.

Кто был получателем в Антверпене, было не ясно. Поставки шли в адрес подставных фирм, за которыми стояли предприниматели Бенджамин Бен-Давид (он же Бено Давидашвили до отъезда из СССР) и семья Донат (Оскар и Татьяна Донат, и их сын Цви).

Однако Бен-Давид и Оскар Донат — жулики средней руки и вряд они были конечными покупателями. У них попросту не было таких денег: тонна кокаина оптом стоила десятки миллионов долларов (и в этом бизнесе товар в кредит не дают). Было подозрение, что оба жулика работали на более серьезных людей, а именно на Бориса Найфельда («Бибу») – гангстера с Брайтон-Бич, который в то время жил в Бельгии.

Биба.

Биба, эмигрант из Гомеля, в начале 1990-х стал наркодилером мирового масштаба по кокаину и героину. Он имел выход на самый верх российской оргпреступности – Япончика, его соратника Тимоху (Александр Тимошенко), Семена Могилевича и др.

Биба в молодости. Тимоха, Гиви Резаный и Сво Раф — воры в законе.

В Антверпене у Бибы жил друг и давний партнер по бандитизму – Рахмиль Брандвейн по кличке «Майк». Он был держателем общака у братвы с Брайтон-Бич. А в общак этот только что поступили фантастические суммы от грабежа имущества Западной группы войск (ЗГВ). ЗГВ выводилась из Германии несколько лет, и это был настоящий праздник для бандитов, генералов и всех сопричастных. Азартно и самозабвенно воровали все, на всех уровнях, кто что мог.

Заработав денег на ЗГВ, Биба с Майком вложили их в надежное дело: героин, кокаин и водку «Кремлевская» для отмыва. Героин запаивали в кинескопы телевизоров на их фабрике в Таиланде и в таком виде везли в Антверпен. Кокаин шел в банках с тушенкой и кофе.

А водка «Кремлевская» бельгийского разлива потоком ехала в Россию через беспошлинных «льготников» : отдел внешних церковных связей РПЦ (его возглавлял некто Кирилл Гундяев) и «Национальный фонд спорта» (Отари Квантришвили, Кобзон, Тайванчик и прочая нечисть).

Водка «Кремлевская». Из отборных кинескопов.

Жизнь в «бандитском Антверпене» в начале 90-х била ключом. Бельгийская полиция не знала, что делать. Однако поток наркоты в страну надо была как-то прекращать. И тогда бельгийцы обратились за помощью к полиции Израиля. Ведь в Колумбии кокаин отгружал их подданный, да и многие подозреваемые в Антверпене имели израильские паспорта.

Началась довольно сложная оперативная разработка на территории нескольких стран. Поставили на прослушку телефон Когана из Колумбии, который ведал отгрузкой товара. По этому телефону он регулярно общался с некими абонентами из Израиля. Они, особо не скрываясь, обсуждали свои дела.

Вскоре выяснилось, что перевозкой кокаина занимается международный картель контрабандистов. Штаб его был в Тель-Авиве, филиалы – в Колумбии, Антверпене и Петербурге. Во главе картеля стояли израильские гангстеры Яков Корякин, Ювал Шемеш и Амос Сулами. Именно они организовывали перевозку кокаина. Заказы на транзит давали Биба с Брандвейном.

Ален Лальман в статье в «Ле Суар» от 30.03.1995 г. назвал эту банду контрабандистов «Картель де Тель-Авив» (Тель-Авивский картель).

7. Петербургский филиал.

Филиал в Санкт-Петербурге работал как минимум с 1992 г. Это был новый балтийский маршрут транзита. Грузы из Колумбии вызывали повышенное внимание в порту Антверпена, поэтому кокаин решили возить окольным путем: сначала в Россию и оттуда на фурах через Германию – в Бельгию. Товар появлялся в Европе совсем не с той стороны, где его ждали.

Филиал в Петербурге организовала семья Донат. Оскар Донат приехал в Питер еще в 1989 г. как «бельгийский бизнесмен» и сразу развил бурную деятельность: создал с десяток совместных предприятий (СП) в сфере экспорта-импорта. Официально это была торговля импортной электроникой, оборудованием и проч. Бизнес он вел вместе с сыном Цви Донатом, часть предприятий была записана на мать семейства – Донат Татьяну Валентиновну.

К 1992 г. Донат-старший настолько освоился в Питере и оброс связями, что смог создать собственный таможенный терминал, который назвали «Евродонат». В 1990-х терминал «Евродонат» стал одним из крупнейших в городе центров растаможки и хранения грузов.

Невзрачное серое здание на Якорной,17 в морском порту. Здесь был офис «Евродоната» . Здесь же рядом у него была своя автобаза большегрузных автомобилей, где кокаин должны были перегрузить на фуру, идущую в Европу.

Если бы это реально произошло, Донату (он израильский подданный) на родине грозило бы лет 20. Нет сомнения, он бы запел соловьем и сдал тех, кто его крышевал в Петербурге. Поэтому операцию «Акапулько» и прервали, едва груз пересек границу.

То, что груз до «Евродоната» не дошел, давало старому жулику шанс отмазаться. После того как груз тормознули, его арестовали в Израиле, но потом отпустили за недостатком улик. Своей свободой он был обязан чекистам: Черкесову и Иванову из питерского УФСБ. Оба при Путине-президенте последовательно возглавляли ФСКН России.

В итоге семейство Донатов отделалось легким испугом. Вскоре Оскар и Цви Донаты продолжили свой бизнес в порту с удвоенной силой с помощью компании «Русское видео» (об этом мы еще поговорим ниже).

Что касается других участников «Тель-Авивского картеля» — им не так повезло. Корякин, Шемеш и Сулави получили серьезные сроки в Израиле. Первые двое потом пошли на сотрудничество с властями и в обмен на информацию вышли досрочно. Амос Сулави остался досиживать 16 лет.

К Бибе (Борису Найфельду) в Анверпене подобраться не удалось. Во всяком случае в ходе операции «Акапулько». Его посадили в 1994, поймав на контрабанде героина из Таиланда. Держатель общака Рахмиль Брандвейн, который финансировал поставку «тушенки» в Выборг, остался на свободе. Убит в 1998 киллером на улице в Антверпене. Накануне сильно опасался за свою жизнь (там пропали какие-то деньги из общака).

Ницца, 2013 г. Цви Донат (слева) и его друг Ювал Шемеш на отдыхе семьями. В 1994 г. Шемеш получил 7 лет за выборгский кокаин, но вскоре вышел досрочно.

1

Занятно, что еще одним большим другом Цви Доната был и есть вот этот символ русского предпринимательства (как он себя рекламирует):

Тиньков в начале 90-х начинал челноком по барахлу между Сингапуром и Питером. Пользовался услугами терминала «Евродонат» и подружился с сыном хозяина Цви Донатом (они примерно одного возраста). Вместе проводили досуг, гоняли на «Харлеях» по Питеру, занимались велоспортом. Они сохраняют близкие отношения до сих пор.

Будем надеяться, что дружба Тинькова с семьей израильских наркодилеров ограничивается только сферой мотоциклов и велогонок.

пруф

Продолжение следует


Profile

maxvl: (Default)
maxvl

January 2017

S M T W T F S
1 2 3 4 5 67
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 01:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios