maxvl: (Default)

ЖИЗНЬ В НЕВЕДЕНИИ

По собственному утверждению, Ильдар Дадин начал проявлять свою гражданскую позицию после выборов в Государственную Думу в 2011 году. Тогда 32-летнего мужчинупоразили итоги голосования: из окружения Дадина ни один человек не голосовал за партию «Единая Россия», но она набрала 64,3 процента голосов; по мнению Дадина, на выборах были «мощнейшие фальсификации». Именно тогда будущий гражданский активист узнал, что в России есть протестное движение, члены которого открыто заявляли о необходимости пересмотра итогов выборов и смены власти.

«Всегда, когда я вижу две точки зрения, я пытаюсь узнать третью. Одни говорили: вас обманули — на выборах была фальсификация. По телевизору говорили: вся оппозиция спонсируется Западом и американцами», - рассказывал Дадин.

Стоять в стороне от общественно-политической жизни страны мужчина не стал. По его словам, «любой гражданин своей страны должен участвовать в жизни страны, он не должен проходить мимо, не должен быть «равнодушным населением».

Свой первый протестный митинг Дадин посетил 10 декабря 2011 года. Тогда в Москве на Болотную площадь вышли десятки тысяч человек, среди которых были видные общественные и политические деятели - Сергей Митрохин, Евгения Чирикова, Григорий Явлинский, Михаил Касьянов, Владимир Рыжков, Геннадий Гудков, а также политологи и журналисты - Борис Акунин, Евгения Альбац, Дмитрий Быков, Олег Кашин, Дмитрий Орешкин, Олег Орлов, Леонид Парфенов. По признанию организаторов, митинг стал одни из самых массовых: Борис Немцов указывал, что на Болотную пришло более 100 тысяч человек, «Грани» сообщали о 150 тысячах участников. Впрочем, по официальной информации ГУМВД Москвы, протест собрал лишь 25 тысяч граждан.

«Я очень обрадовался, что, оказывается, еще кто-то не согласен с тем, что можно так обманывать людей »,- комментировал тогда митинг Дадин.

Окончательное мнение относительно политических процессов в России у Дадина сформировалось после того, как он поработал наблюдателем на нескольких выборах — сначала на президентских в марте 2012 года, затем на выборах в Московской и Орловской областях, и прочих. Голосования, утверждал Дадин, были сфабрикованы: «Скорее всего, нас обманывают», говорил мужчина.

С ПОЧИНОМ

Первое задержание Дадина произошло 6 августа 2014 года, когда активист вышел на одиночный пикет на Манежной площади у памятника маршалу Жукову в защиту обвиняемых по «Болотному делу». Причиной задержания стало «неповиновение законному требованию сотрудника полиции», который, впрочем, на требование активиста представиться и предъявить удостоверение ответил отказом, что является нарушением закона «О полиции». Задержание происходило жестко, и Дадин получил рассечения на лице.

b5fafca3aa324d9d51ec8a3a7beeabaa.jpgФото: vkrizis.ru

Через неделю активист принял участие в антивоенной акции «Вечер памяти и скорби», посвященной протесту против войны на востоке Украины. Акция не была согласована с властями, но к назначенному времени активисты все же собрались на Пушкинской площади без плакатов и транспарантов; в планы пикетчиков входило дойти до украинского посольства и возложить мемориальные цветы и свечи.

970f080bab04d6065780111563204e3f.jpg

Фото: vkrizis.ru

Но на место встречи пришли и провокаторы — ряженые «георгиевскими ленточками» молодчики, которые обзывали активистов «фашистами», набросились на пикетчиков с кулаками при полном попустительстве правоохранителей. Дадин все же дошел до здания представительства Украины, где и был задержан и доставлен в ОВД «Хамовники».

В полицейском участке с Дадиным не церемонились. Религиовед Валерий Отставных в соцсети «ВКонтакте» опубликовал фотографию активиста, пристегнутого к решетки камеры с перевязанными скотчем ногами.

a7afff94099a731e88fb6497d4fce5bf.jpgИсточник фото

«Этот снимок сделан после схода граждан возле украинского посольства в Москве 12 августа 2014 года, где Ильдар Дадин был незаконно задержан полицией. Это ночь с 12 –го на 13 августа 2014 года, «Обезьянник» ОВД Хамовники в Москве. Ильдар сидит на полу камеры. Спиной к клетке. Он прикован сзади к клетке наручниками. При этом ноги его плотно стянуты широким скотчем. Рядом с ним издевательски стоит бутылка с водой, которую он не может взять руками», - прокомментировал Отставных снимок.

23 августа 2014 года Дадин провел одиночный пикет на Манежной площади, былзадержан полицией и доставлен в ОВД «Китай-город». В начале декабря 2014 года Дадин был задержан на Мясницкой улице, где он совместно с семью соратниками шел с плакатом «Вчера — Киев, завтра — Москва». Активисты были доставлены в ОВД «Басманный». Позже Дадин обратился в суд с жалобой на условия содержания в отделе полиции, указав, что камеры были переполнены и не снабжены спальными местами, ночью горел свет, а правоохранители отказались предоставить горячую пищу. Впоследствии суд признал условия задержания активистов нарушающими статью 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая запрещает пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание.

ШОК И ДЛЯ ПРОКУРОРА

Уголовное дело в отношении Дадина было возбуждено 30 января 2015 года по статье 212.1 УК РФ «Неоднократное нарушение порядка проведения митингов». Этому предшествовало задержание активиста за «неповиновении законному требованию полицейского» на Манежной площади на пикете в поддержку Алексея и Олега Навальных, которые были осуждены по делу «Ив Роше». Дадин был помещен в Изолятор временного содержания (ИВС) в здании ГУВД Москвы на Петровке 38.

Статья 212.1 УК РФ

Появилась в российском законодательстве совсем недавно — летом 2014 года. В правозащитных кругах статья называется не иначе как «антиконституционная»

Правозащитный центр «Мемориал» отмечал, что статья «противоречит российскому законодательству, Конституции РФ и нормам международного права, в частности, потому, что предполагает двойное наказание за одни и те же деяния — сначала в рамках административного, а затем уголовного законодательства».

«По этой статье предусмотрено лишение свободы на срок до пяти лет – и это при небольшой или вовсе отсутствующей общественной опасности «правонарушения»… Важно также, что новый закон ставит уголовную ответственность в зависимость не от общественной опасности «преступления», а от неоднократности правонарушений – что, на языке права, является исключительно характеристикой личности, а не самого деяния », - заявили в ПЦ.

3 февраля 2015 года в качестве меры пресечения суд выбрал Дадину домашний арест; спустя почти год 3 декабря 2015 активист был взят под стражу и помещен в СИЗО-4 «Медведково».

А 7 декабря 2015 года суд признал активиста виновным в нарушении статьи 212.1УК РФ и приговорил к трем годам колонии общего режима.

По мнению корреспондента Activatica, присутствовавшего на том суде, судебное решение стало для присутствующих в зале, прессы и даже прокурора полной неожиданностью — сторона обвинения настаивала на двух годах лишения свободы.

Судебное решение было обжаловано, и 31 марта 2016 года суд второй инстанции сократил срок до 2,5 лет. Согласно приговору, с 2012 по 2014 годы Дадин 30 раз привлекался по административным статьям, но активисту вменялись «всего» четыре эпизода — задержания с августа 2014 года по январь 2015 года.

Сразу же после приговора ПЦ «Мемориал» призвал немедленно освободить Дадина. «Этот приговор — особо циничное посягательство на права и свободы граждан, оскорбление самой идеи правосудия, даже на фоне других политически мотивированных и незаконных, по нашему мнению, приговоров », - вступили с заявлением правозащитники.

Евгения Чирикова назвала приговор «новым витком в истории репрессий современной России». В свою очередь активисты пытались привлечь внимание международной общественности к неправомочности приговора: 6 февраля 2016 года «стартовала глобальная международная акция за освобождение политзаключенного Ильдара Дадина».

ПЫТКИ КАК НОРМА

В сентябре 2016 года Ильдар Дадин был этапирован в «Исправительную колонию № 7 УФСИН России по Республике Карелия» - ИК-7. Чуть ранее Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу Дадина на нарушение права активиста на справедливое судебное разбирательство и право на свободу собраний.

1 ноября 2016 года издание Meduza опубликовало письмо Ильдара Дадина супруге Анастасии Зотовой, в котором активист сообщает о невыносимых пытках, которым он подвергается в тюрьме. Послание было записано 31 октября адвокатом Алексеем Липцером со слов Дадина. В письме заключенный сообщает, что его постоянно избивали и подвешивали за наручники.

По словам Дадина, сразу по прибытии в колонию у него отобрали все вещи вплоть до зубной щетки и туалетной бумаги, подкинули два лезвия, за что посадили в ШИЗО. Постановлений для помещения в штрафной изолятор составлено не было. Тогда заключенный объявил голодовку, но был избит.

Дадин рассказывал, только 11 сентября он был избит четыре раза, «по 10–12 человек одновременно, били ногами». Затем активиста окунули головой в унитаз. На следующий день сотрудники колонии сковали заключенному руки за спиной и подвесили за наручники.
«Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы, и чувствуешь дикую боль в спине. Так я висел полчаса», - сообщил Дадин.

Затем активиста пугали изнасилованием, если тот не прекратит голодовку, после чего отвели к начальнику колонии, майору внутренней службы Сергею Коссиеву. «Он сказал: ''Тебя еще мало били. Если я отдам распоряжение сотрудникам, тебя будут избивать гораздо сильнее. Попробуешь пожаловаться — тебя убьют и закопают за забором''. Потом избивали регулярно, по несколько раз в день», - сообщил Дадин, заметив, что также в колонии обращаются со всеми заключенными.

d4576df421bcf83afdd569c6a618469a.jpgФото со страницы Коссиева в соцсети «ВКонтакте» (удалена): глава ИК-7 Сергей Коссиев отдыхает в Таиланде

Заявлением Дадина заинтересовались в Совете по правам человека при президенте РФ (СПЧ). Также о пытках был уведомлен Посол Нидерландов по правам человека Кейс ван Баар. По словам Евгении Чириковой, ван Баар «сообщение не оставило его равнодушным, он просил предоставить ему больше информации». «Так руководство колонии ИК-7 "прославило" себя в Гааге», - сказала Чирикова.

Программный директор Human Rights Watch (HRW) по России Таня Локшина рассказала, что утром 1 ноября в организацию поступило заявление от супруги Дадина Анастасии Зотовой.

«Ильдар Дадин — российский активист, который получил трехлетний срок исключительно за реализацию своего права на участие в мирных собраниях. Приговор был вынесен исключительно в связи с тем, что с точки зрения властей Дадин несколько раз нарушал правила проведения митингов и демонстраций… Теперь стало известно из письма, что в колонии в Карелии Дадин подвергается жестокому обращению. Необходимо, чтобы компетентные органы немедленно провели расследование, в дело вмешалась уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, у которой есть доступ во все закрытые учреждения»,- рассказала Таня Локшина.

Впоследствии в России и других странах прошли сериипикетов и митингов в поддержку Дадина. 7 декабря в годовщину вынесения приговора Ильдару Дадину гражданские активисты пришли к зданию Генеральной прокуратуры РФ в Москве.

В начале декабря появилась информация, что Дадин этапирован в Кировскую область. Последнее сообщение было отправлено им 4 декабря из Вологоды. Однако выяснить его точное местонахождение и установить контакт с ним не удается до начала января 2017 - ни правозащитникам, ни его жене Анастасии Зотовой. В первых числах января российские интернет-пользователи начала кампанию #ГдеИльдарДадин, требуя от ФСИН перестать скрывать, где находится Ильдар и немедленно обеспечить связь с ним родственникам и адвокатам.


А МЫ ТУТ НИ ПРИ ЧЕМ

На протяжении всей истории ФСИН полностью отрицала факт применения пыток к Дадину. 28 ноября заместитель директора ФСИН России Валерий Максименко назвал активиста «очень талантливым имитатором с великолепным артистизмом и потрясающим воображением». До этого ведомство в ходе проверки в колонии не выявила «недопустимых методов воздействия» на заключенного. В свою очередь источник в СПЧ заявил, что сотрудники колонии при визите членов Совета отказывали им в предоставлении ряда документов.

390aa1113429743f6322151b3880607f.jpg

5870593cb12533295d88cc1b620119df.jpg

16f3ef90bba5178564a17a3133f0ad12.jpg

ec49c890ff0c01da1a92cb877e9e165d.jpg

510a22d61b1468e88edc8ee100157169.jpg


Читать подробнее на сайте Активатика

maxvl: (Default)

В Москве вечером 25 ноября перед зданием ФСИН на Житной улице прошла серия одиночных пикетов в поддержку Ильдара Дадина, содержащегося в Сегежской колонии №7 в Карелии.

337174b0cbe1605c757dabf0b9c0bc78.jpg

«Женщина, вы очень фотогеничны, улыбайтесь», - говорит подполковник полиции, фотографируя на мобильный телефон очередного участника акции в поддержку Ильдара Дадина. Одиночные пикеты проходят на Житной улице, напротив здания ФСИН. Само здание - в глубине, за высокой металлической изгородью, и оттуда вряд ли видно, что происходит на тротуаре. На проезжей части стоят два полицейских автобуса, возле них несколько полицейских в зимних камуфлированных комбезах, с рациями. Они только наблюдают за тем, что происходит в десятке метров от них. К пикетчикам подходят совсем другие полицейские, по-другому одетые. Они исполняют определенный, неизвестно кем придуманный ритуал - как только с плакатом встает очередной участник пикета, к нему подходят двое полицейских, просят предъявить документы, переписывают в блокнот данные паспорта. Третий, причем старший по званию, подполковник, фотографирует очередного участника с плакатом на мобильный телефон.

183611c7f34e4005af0c61fae915feb2.jpg

Операция «Останови и проверь документы»
Юридически подкованные участники пикета утверждают, что проверка документов незаконна и правовых оснований требовать предъявить паспорт у полицейских нет. Более того, прежде чем показывать свои, нужно потребовать предъявить документы самих полицейских. «Я должна знать, кому я показываю документы, поэтому я всегда сначала прошу показать свои документы тех, кто просит меня предъявить мои документы», - поделилась опытом одна из участниц пикета. Этим правом некоторые участники и воспользовались. Оказалось, что у одного из проверяющих при себе не было удостоверения полицейского, вместо него он предъявил какую-то справку на листе А4 и свой паспорт. «А потом я спросила об основаниях, по которым они проверяют документы у нас. Они ответили, что идёт спецоперация «Останови и проверь документы», причём повторили это дважды», ­- рассказала та же участница, после того, как свернула свой плакат.

b7d2b7ebfa5f6fe4ea6def6b5f789559.jpg

Участников акции около десятка, плюс несколько журналистов, сочувствующие. Стоят, сменяя друг друга, минут по 5-7. Плакаты почти не повторяются, но содержание их близко по смыслу: свободу Ильдару Дадину, остановить пытки, Коссиева (начальник колонии) - под суд. Мимо по тротуару в сторону метро спешат люди - закончена рабочая неделя, все торопятся скорее попасть домой. Некоторые проходят мимо, даже не повернув головы, - возможно привыкли, что здесь постоянно что-то происходит. Некоторые задерживают шаг, читают плакат, потом продолжают свой путь. Редко, когда кто-то остаётся постоять несколько минут.

16b933d78692be310725cfccc605a0c7.jpg

Так получилось, что каждый, кого корреспондент Activatica спросил о причинах, побудивших их прийти в этот вечер, чтобы принять участие в акции поддержки, знал Ильдара лично. Так что вопроса об участии перед ними не стояло, это было для них очевидно. И каждый сказал об Ильдаре то, что ему казалось самым важным в этом человеке. И все они, не сговариваясь, говорили об Ильдаре с восхищением, в результате составив импровизированный коллективный портрет.

Маша Рябикова
Я давно знаю Ильдара, стояла с ним в одних пикетах, для меня - это мой друг, а не просто активист. Он очень цельный и гармоничный, в нём нет лукавства, он очень харизматичный человек. Вот он понял, что система - зло, и он с ней борется. Для него это органично, естественно. Он очень правдивый человек, с обострённым чувством справедливости. Он по всем мелочам постоянно добивался справедливости, при всех задержаниях. Был многократно избит, даже в отделении полиции его избивали многократно. Он никогда не матерится, он просто отстаивает свои права, вплоть до самых мелочей. И конечно зона, которая вся построена на бесправии и подавлении личности, такого человека, как Ильдар, особенно не может вынести. Хотя там пытают всех. Если бы он не был так известен, если бы его имя не было на слуху, может быть его вообще там убили. В Карелии пытают всех, и благодаря Ильдару об этих пытках сейчас говорят. Значит, есть возможность помочь другим людям. Очень надеюсь, что Кассиева будут судить. Во всяком случае, хотелось бы, чтобы его сняли с этого поста, чтобы прекратились пытки.

ec0a214b402e5bf29683f13a78af150b.jpg

Мы проводим пикеты для безопасности Ильдара, потому что сейчас эти люди могут начать вредить ему, фальсифицировать против него ещё что-то. Сейчас за Дадина заступилось мировое сообщество, но у нас система, которая не одно десятилетие живет насилием, и она будет защищать себя. И важен любой голос против неё, хоть один-два или три пикета, это создаёт какой-то информационный фон - чтобы они знали, что мы не забыли про Ильдара Дадина и что мы будем следить за его судьбой.

Галина Шашанова
Я познакомилась с Ильдаром на Арбате, когда там пытались провести «ОкупайАбай» (протестные акции весны-лета 2012 года - ред.). А потом мы зафрендились на фейсбуке, он отправлял мне цитаты из иллюстрировавших его ценности любимых песен, из Высоцкого. И я была потрясена тем, как он целен, насколько это чистый и невероятной искренности человек. Он меня так этим покорил! А потом мы встречались с ним на куче разных мероприятий, не всегда санкционированных. И тут он меня потряс своей смелостью. Он вел себя как впередсмотрящий и впередиидущий, невероятно смелый и прекрасный.

b027d9139cc65f10618b854d0f4c20c9.jpg

Для меня это идеальный человек. Я знаю, что он не может себя по-другому вести, и в этой ужасной колонии он наверняка демонстрирует всю свою цельность и верность букве закона. Это в нём тоже так важно - он требует от всех уважения закона и так же там себя ведёт. Поэтому я в ужасе от того, что этот пышущий здоровьем, ­- он очень много занимался, очень физически себя развивал, - молодой человек сейчас в таком состоянии - у него тик, у него припадки. Я не знаю, что с ним должны были делать, чтобы довести его до такого состояния. В общем, это ужас. Здесь все - люди, которые его знают, очень любят, и за него все болеют. И мы, конечно, все бесконечно надеемся, что его всё-таки отпустят.

Аркадий Коников
Пытки заключенных, кого бы ни пытали, - это в любом случае безобразие, это гестапо. А с Ильдаром я был немножко знаком, просто пересекались в протестной деятельности, участвовали вместе в пикетах, и считаю это большой честью, потому что парень замечательный, бесстрашный. Сидит ни за что, к счастью, единственный пока, кого посадили по незаконной статье 212.1, за мелкие административные нарушения, которых тоже, на самом деле, не было.

0de8c41770103d72a29a1ddf54cd8beb.jpg

Если можно что-то сделать для Ильдара, то нужно делать, поэтому я пришёл. Возможно, он был самым смелым, потому что дело по этой статье было возбуждено против четырёх человек, некоторым пришлось уехать из России. Ильдар остался, видимо, сознательно. Понятно, что сидит человек ни за что, главное, что человек очень крепкий, стойкий. Гораздо крепче, чем многие из нас, чем я, например.

Ольга Мазурова
Я, наверное, пришла бы сюда, даже если бы я этого человека и не знала. Но Ильдара я знаю очень хорошо и потому вдвойне нельзя было не прийти. До той поры, пока мы не дожмём Кассиева, человека, который очень жесток и приветствует пытки в своей колонии, и пока не выпустят Ильдара, который сидит абсолютно ни за что, я куда-то буду приходить, куда-то писать. Мы 1 ноября ходили писать заявления о пытках в колонии, а позавчера пришёл ответ из ФСИН. Нам ответили, что дело разбирается и ответ будет не ранее 5 декабря. И они просят опять написать заявление, на этот раз в Карелию. Я, конечно, на это пожалуюсь, я не должна писать второе заявление, мне обязаны ответить на первое. Это уже волокита.

4d3e7d862cc1da9b08489a528e224e27.jpg


Читать подробнее на сайте Активатика

maxvl: (Default)

Видеозаписи, сделанные более 30 дней назад в сегежской колонии № 7 в Карелии, уничтожены. Теперь проверить заявления осужденного Ильдара Дадина о пытках невозможно, рассказал журналу «7×7» руководитель международной правозащитной группы «Агора», член совета по правам человека при президенте России (СПЧ) Павел Чиков.

По его словам, сотрудники ИК-7 заявили, что все записи, сделанные более месяца назад, удалены, так как «истек срок хранения». «Сохранилось только видео применения физической силы в отношении Ильдара. Такое видео, приложенное к материалу, хранится в течение двух лет», — уточнил Чиков.

По его словам, сначала сотрудники колонии в Сегеже приняли членов Совета по правам человека при президенте РФ — Чикова и руководителя Комитета по предотвращению пыток Игоря Каляпина — в штыки. Они настаивали на том, что общение с Дадиным возможно только в присутствии работников ФСИН.

«Потом нам удалось их убедить в том, чтобы мы общались наедине, чтобы нам дали возможность говорить столько, сколько мы хотим, чтобы нам дали возможность изучить документы, посетить штрафной изолятор, в котором он находился, чтобы на месте проверить его рассказ. В общей сложности мы общались с Ильдаром часов пять, он подробно описывал все, что с ним происходило. Мы старались максимально фиксировать это по месту, по времени, по деталям — по тому, что проверяемо и что можно подтвердить», — отметил Павел Чиков.

Члены СПЧ посетили штрафной изолятор, где содержался Дадин, посмотрели камеры, где его могли подвешивать за руки. «Те детали, которые он описывает, подтверждаются на местности, скажем так», — резюмировал Чиков.

Он отметил, что после скандала в прессе давлению в колонии он не подвергается.

Чиков и Каляпин намерены поговорить с другими заключенными.

Напомним, что первый в России осужденный за неоднократные нарушения правил проведения митингов и других акций протеста, политактивист Ильдар Дадин и его защитники рассказали, что заключенные сегежской ИК-7 в Карелии подвергаются унижениям и пыткам.

После резонанса в СМИ органы ФСИН распространили информацию о том, что на теле Дадина нет следов пыток, однако описанные им методы издевательств могут не оставлять видимых следов. Так, он сообщал о макании головой в унитаз в камере ШИЗО, раздевании догола, угрозах изнасилованием и применении пытки в виде подвешивания за руки. Кроме того, Дадин писал, что его били в середине сентября: за это время следы могли исчезнуть.


http://www.rosbalt.ru/russia/2016/11/08/1565261.html

maxvl: (Default)

Сотрудники колонии и активист с плакатом «Россия будет свободной» у стен ИК-7 в Карелии, 4 ноября 2016 года. Фото: Давид Френкель / Коммерсант

Заключенные и их родственники рассказывают о колонии в карельской Сегеже, где отбывает наказание Ильдар Дадин.



За последнее пять лет городок Сегежа, где находится исправительная колония №7 УФСИН по Республике Карелия, уже во второй раз оказыватеся в центре внимания прессы. В 2011-13 годах здесь отбывал наказание экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский, а 1 ноября первый осужденный по статье 212.1 УК (неоднократное нарушение порядка проведения митингов) Ильдар Дадин заявил, что его пытали и избивали сотрудники колонии — в том числе и лично начальник ИК-7 майор Сергей Коссиев. Спустя три дня правозащитный проект Gulagu.net сообщил о жестоком обращении еще с двумя заключенными колонии в Сегеже — Анзором Мамаевым и Хазбулатом Габзаевым. «Медиазона» поговорила с их родственниками.

Тайный этап и лезвия во рту

В конце декабря прошлого года в ИК-2 строгого режима Челябинской области скончался уроженец Чечни Султан Исраилов, который должен был вскоре получить УДО. 39-летнего Исраилова нашли повешенным в ШИЗО; заключенные рассказали правозащитникам, что его забили до смерти. Тогда же были опубликованы фотографии тела погибшего со следами от наручников и обширными кровоподтеками.

25 декабря несколько сотен осужденных колонии устроили голодовку, чтобы привлечь внимание общественности к «попыткам сотрудников администрации выдать убийство осужденного за самоубийство и помочь убийце уйти от уголовной ответственности». 27 декабря правозащитница Валерия Приходкина из региональной ОНК опубликовала видеозапись беседы с осужденным Анзором Мамаевым. «У нас убили человека, я по-другому это назвать не могу», — начинал свой рассказ Мамаев. Он отбывает 12-летний срок за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере и приготовление к сбыту в особо крупном (часть 3 статьи 30, пункт «б» части и пункт «г» части 3 статьи 228 УК).


Сейчас в отношении двух сотрудников челябинской колонии Владимира Малинина и Александра Донцова расследуется дело о превышении должностных полномочий с применением насилия, специальных средств и с причинением тяжких последствий (часть 3 статьи 286 УК); они находятся под арестом.

Через несколько дней после публикации рассказа об убийстве Исраилова стало известно, что Мамаев пропал из колонии, и только спустя два месяца его жена Камета узнала, что его перевели в ИК-7 в Сегеже.

Рассказывает Камета Сайдуллаева:

«Перед Новым годом — это было, по-моему, 28-го числа — муж мне позвонил, так как у них были там мобильные телефоны. Про Султана я заочно знала, что он работал там завхозом — Анзор говорил, что заходит к земляку чай попить. В один вечер у них, как обычно, были проверки, и [у Султана] начали в кабинете все рыть, а он стал нервничать и стал сам ломать. У них произошел конфликт с администрацией. Они ему сказали: "Давай, собирайся, тебе сутки изолятора". Он собрал вещи, ушел, а вечером, говорит Анзор, пришел в барак один парень и говорит: "Доносились крики, говорят, Султана убили". Он вместе с другим земляком пошел к администрации, те сказали: "Да, он повесился". Они-то поняли сразу, что он не повесился. Мой муж стал претензии предъявлять: как он мог повеситься, ему осталось два-три месяца и домой возвращаться, что за глупости?».

В ту же ночь Мамаев с товарищами нашли номер телефона Валерии Приходкиной. Когда правозащитница приехала в колонию, все заключенные, кроме Мамаева, испугались рассказывать об убийстве. Сам он после съемки интервью позвонил жене и сказал, что его могут вывезти из колонии, после чего на несколько дней пропал. Женщина связалась с «татарином Наилем», который также сидел в ИК-2; Наиль сообщил, что ее мужа действительно вывезли в неизвестном направлении. «С того момента почти два месяца мы не знали, где он находится», — продолжает Камета.

Потом ей вновь позвонил Наиль. По его сведениям, Анзора держали в СИЗО Челябинска, «чтобы не болтал лишнего». Камета через управление ФСИН по Чечне подала заявление руководству службы и потребовала сообщить ей место содержания мужа, но ей пришел ответ: «Ваш муж не хочет сообщать свое местонахождение ради собственной безопасности».

В марте Камете позвонила незнакомая девушка: «Ваш муж с моим мужем едут по этапу. Завтра вечером они будут в Екатеринбурге». Из СИЗО Екатеринбурга Анзор смог позвонить сам: «Я попросил прокурора, но мне его не дают. Хочу сказать, что меня незаконно вывезли, я уже третий день на голодовке. Если меня будут вывозить, мне придется вены перерезать, просто чтобы не ехать в Карелию». Камета связалась с Приходкиной, и та добилась посещения изолятора членами ОНК. «Когда пришла комиссия, их туда не пустили, естественно, в этот же день, и в этот день его вывезли», — говорит жена заключенного.

Позже Мамаев рассказал, что отказывался уезжать из колонии и требовал прокурора, но на него надели наручники и избили; затем «пришел какой-то врач, ему сделали какой-то укол, и он все слышал, но ничего не соображал, все тело расслабилось». Когда Мамаева передали конвоирам, ответственным за этапирование заключенных, они спросили, что с ним, но сотрудники колонии сказали, что «он накачался вчера, до сих пор в себя не пришел».

В пути Мамаев порезал вены куском лезвия, который прятал во рту. Он потерял много крови и думал, что его снимут с этапа, но заключенному лишь перевязали руки и довезли до Карелии.

Сообщившая Камете об отправке на этап девушка позвонила снова и дала телефон адвоката в Петрозаводске. Тот приехал в Сегежу и проговорил с заключенным два часа. «Камета, он в очень плохом состоянии, он на ногах не может стоять, он весь избитый и слабый», — передает она слова адвоката.

«Потом он мне позвонил со стационарного телефона из колонии. Я по-нашему что-нибудь спрошу, а он мне: "Говори по-русски, а то сейчас отключат, нельзя". Я потом спрашиваю: "У тебя все нормально?", а он: "Приезжай срочно. Привези девочку, я хочу ее увидеть. Неужели ты не понимаешь". Он дал знать, что у него дела плохи, а на двоих на дорогу у меня денег не было. И он мне сказал: "Я здесь держусь, пока увижу вас"».

8 августа Мамаеву дали свидание с женой и 16-летней дочерью. «Мы поехали с дочкой, уже доехали до Москвы — и мне звонит парень, который как раз освободился с этой зоны: "Камета, ты выехала? Не езжай, его закрыли в ШИЗО. Закрыли на десять или на 15 суток". Я сразу звоню начальнику: "Как это так, я с ребенком еду, чтобы он девочку увидел". А он говорит: "Он сидит в ШИЗО, я по закону вам не имею права дать свидание. Вы не езжайте зря, все равно бесполезно". И мне пришлось из Москвы вернуться обратно», — рассказывает Камета.

Следующее свидание назначили на 8 сентября. «И там он мне все как есть рассказал. Как его били, как над ним издевались, что только не делали. Головой в унитаз не засунули, но над унитазом держали. И он сказал, что его страшно били, голова — как будто какие-то гематомы внутри, как будто кровь собралась, его били дубинками по голове; он говорит, почка болит, спать ночами не могу, — пересказывает слова Мамаева его жена. — Били его, издевались, у них есть такой коридор, где нет камер: только как утром на проверку выходишь, к стенке встанешь, так сразу нападают по шесть-семь человек, на пол сразу падаешь, и они начинают». Камета говорит, что из-за порванных сухожилий во время встречи Анзор не мог сидеть.

Мамаев просил прислать ему пояс — из-за болей в отбитой почке он не может заснуть.

«Он не один там, там много ребят таких. Есть даже мамаши, которые говорят: мы боимся давать показания, потому что сейчас Дадина вывезут оттуда, а наши ребята останутся, и этот беспредел так и будет продолжаться. Хотят, но боятся», — говорит Камета.

Активист с плакатом «Ильдар, мы с тобой» у стен ИК-7 в Сегеже, где содержится Ильдар Дадин, 4 ноября 2016 года. Фото: Давид Френкель / Коммерсант

Свинина и ШИЗО для мусульманина

В октябре 2015 года уроженец Чечни Хазбулат Габзаев был приговорен к трем годам лишения свободы — он дал признательные показания о том, как планировал уехать в Сирию (статья 30, часть 2 статьи 208 УК — приготовление к участию в незаконном вооруженном формировании). Весной осужденного этапировали из СИЗО в чеченском Чернокозово в сегежскую ИК-7. С конца сентября Хазбулат не получает медпомощи и находится в штрафном изоляторе; его брат Хаджимурат Габзаев утверждает, что таким образом администрация наказывает верующего мусульманина за отказ от свинины.

Рассказывает Хаджимурат Габзаев:

«Моего брата осудили за приготовление к участию в войне в Сирии. Его задержали на границе с Азербайджаном, за это ему дали три года. После задержания оформили явку с повинной, поскольку не было других доказательств; в обвинительном заключении есть еще активное способствование следствию и чистосердечное раскаяние. Хазбулат сказал, что хотел поехать в Сирию, но чтобы помочь мирному населению.

Проблемы со здоровьем начались еще в Чернокозово, в Чечне. Брат был здоровым человеком, физически очень крепким, пока его не посадили. В предынфарктном состоянии из СИЗО его положили в реанимацию, потом перевели в городскую больницу в Грозном, там он месяц находился на стационарном лечении, потом уже перевели в Республиканскую клиническую больницу. Диагноз — гипертоническая энцефалопатия, конверсионное расстройство, вертеброгенная люмбалгия, астено-невротический синдром, нейроциркуляторная дистония по кардиальному типу.

С этими болезнями его весной этапировали; состояние брата было не очень, теперь еще начала неметь нога. Мы обращались к руководству ИК-7 с просьбой перевести его на обследования. 21 октября нам ответили, что брата отправят на лечение в специальное медучреждение, но вместо этого его отправили в штрафной изолятор. Сначала в конце сентября посадили его, 15 дней он там отбыл. После того, как выпустили, на пятый день опять отправили в ШИЗО, и до сих пор он там сидит.

Официально его нарушение — нетактичное обращение с сотрудниками ИК, реально Хазбулата принуждают к употреблению свинины. Он верующий мусульманин, категорически отказываться есть свинину. В связи с этим к нему применяются такие жесткие меры.

Об отношении сотрудников ФСИН к мусульманам рассказывал«Медиазоне» бывший заключенный мордовских колоний Владимир Качаев. Он описывал случаи, когда тюремшики отбирали у верующих молитвенные коврики, на их глазах выбрасывали Коран в мусорное ведро и заставляли есть свинину — мясо животного, которое считается в исламе нечистым, поэтому строго запрещено к употреблению в пищу.

«Мусульмане мясо там вообще не едят, потому что сотрудники заявляют, что мы вам даем только свинину, это утверждено ФСИНом», — говорил Качаев.

Не знаю, какая у них цель, они говорят, что нужно определенное количество калорий. Думаю, на самом деле хотят подавить и сломать его волю. Брат ведь не отказывается от еды вообще, только от свинины, поэтому и сидит в штрафном изоляторе.

Каждый имеет право на свободу совести и свободу вероисповедания, в нарушение статьи 148 УК (нарушение права на свободу совести — МЗ) совершаются такие противоправные действия. В забастовках и голодовках он не участвовал, но сидит второй месяц в ШИЗО.

Первое время как-то Хазбулат умудрялся не попадаться: передавал соседям еду, а в сентябре уже надзиратель встал над его столом и начал приказывать есть свинину. Тогда брат официально отказался. До этого он пытался не идти на конфликт, в колонии уже сидят наши земляки, они сразу объяснили, что да как. Когда брата все-таки разоблачили, все это началось.

В основном связь держим через адвоката, который находится в Сегеже. Мать и жена ездили к Хазбулату в сентябре, как раз между двумя отсидками в ШИЗО. Они не видели следов побоев, да и сам брат об этом не говорил, но он был морально подавлен. Вы ведь, наверное, не имеете представления, что такое штрафной изолятор?».

Когда в Сегежу к Ильдару Дадину приезжала омбудсмен Татьяна Москалькова, Хаджимурат Габзаев по просьбе Каметы Сайдуллаевой у ворот колонии вручил ей обращение с жалобой на условия содержания Мамаева. «Да, я виделась с Анзором, он мне всю картину изложил, как есть», — пересказывает ответ Москальковой жена осужденного.

Мыльная пена и Михаил Ходорковский

В 2012 году бывший заключенный сегежской колонии Денис Силонов рассказывал на видео о порядках в ИК-7. Силонов, осужденный на два года за грабеж и вышедший по УДО, отбывал последнюю часть срока в девятом отряде вместе с Михаилом Ходорковским. По его словам, после прибытия Ходорковского жизнь в колонии изменилась: помещения оборудовали видеокамерами, зэков перестали избивать и унижать.

До этого, рассказал Силонов, заключенных здесь «убивали»: «Тебя заводят в сушильную комнату либо в туалет и просто избивают руками, ногами — как попадут. И потом тебя заставляют еще что-нибудь делать: идти мести, например».


В отдельных случаях к заключенным применялись так называемые «прожарки».

Рассказывает Денис Силонов:

«Это когда ты, допустим, нарушаешь какое-то правило внутреннего распорядка, и чтобы, допустим, тебя не отзванивать дежурному, чтобы тебе нарушение дали, тебе могут придумать такую “прожарку”: наливаются синие бочки 200-литровые воды, в них кидается мыло хозяйственное, которое выдается, “положняковое”, кусков десять, хлорки наливают, все это вспенивают. В туалете как заходишь, идут писсуары, унитазы — и в середине есть слив. Слив затыкают тряпкой, туда эти бочки выливают и это все запенивают, пены приблизительно по унитаз делается», — объяснял технологию унизительного испытания Силонов. Затем заключенного одевали «по форме одежды №4» — в фуфайку, ушанку и ботинки.

«Тебя заталкивают туда, делают подножку или там по ногам бьют — ты падаешь. Ты должен орать доклад свой полностью, во всю глотку его просто орать и собирать руками эту пену в унитазы. И в этот момент тебя могут там еще забрызгивать, шваброй просто волну делать. А раньше вообще еще избивали при этом. То есть просто вот кто-то заходил и начинает тебя пинать ногами. Одевали ведра на голову, били просто по ведру», — рассказывал Силонов.


https://zona.media/article/2016/05/11/ik-7

maxvl: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sparkmann в А. ПИОНТКОВСКИЙ: «КРАХ ЧЕРЕЗ ФАШИЗАЦИЮ»
По мнению политолога Андрея Пионтковского, Путин уже «проиграл четвертую мировую войну», он способен «лишь оттянуть свой крах на несколько лет ценой новых жертв», но «метафизически Кремль уже потерпел поражение». Его финишная прямая лежит через фашизацию общества, которую мы могли наблюдать сегодня на «празднике единства» 4 ноября 2016 года. Но это – последний, завершающий этап перед крушением.
Смотрите интервью Sotnik-TV.



Поддержать канал Sotnik-TV: )

maxvl: (Default)
Я чувствовала что-то неладное: Ильдару не давали связаться со мной по телефону, не пускали и с ним на свидание. Чутье меня не обмануло, только вот оказалось всё намного хуже, чем я могла подумать: начальник ИК-7 в Карелии Сергей Коссиев напрямую угрожает убить моего мужа. Я знаю, это правда, потому что Ильдар никогда не стал бы меня волновать без причины: если он сообщает, что его постоянно избивают и вряд ли он проживет дольше недели – значит, дело исключительно серьёзное. Речь уже не идёт о том, чтобы обжаловать его заключение – бесспорно незаконное и противоречащее всем нормам закона РФ – но просто о том, чтобы сохранить ему жизнь. Полностью сообщение Ильдара (записанное с его слов адвокатом Алексеем Липцером) публикует сегодня Meduza, а я направляю обращение в ОНК и напишу заявление о преступлениях, совершенных начальством этой колонии. Я не знаю, что ещё я могу сделать, чтобы не стать вдовой.

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ К ОНК РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

Уважаемые сотрудники ОНК по республике Карелия!

Вот уже месяц с лишним я прошу вас посетить колонию ИК-7 в городе Сегежа, где находится в заключении мой муж Дадин Ильдар Ильдусович, 14-04-1982 города рождения. На публичные просьбы не последовало никакого ответа, а через личные каналы от одного из сотрудников ОНК я услышала ответ, что вы навещаете колонию ИК-7 раз в год, поскольку она находится далеко от Петрозаводска.

Между тем в данной колонии при вашем попустительстве происходят пытки и избиения заключенных, которым угрожают еще более серьезными истязаниями и смертью в случае жалоб. Пытки и избиения покрывает, участвуя в них, начальник колонии Коссиев С.Л. – убежденный садист, достойный палачей нацистской Германии. Я напомню, что пытки и угроза убийством являются нарушением законодательства Российской Федерации – статьи 117 и 119 УК РФ соответственно.

Уважаемые сотрудники ОНК! Вы взяли на себя задачу наблюдать за соблюдением прав человека в исправительных учреждениях, и отмахиваясь от жалоб заключенных, вы попросту покрываете преступников. Мой муж, рискуя своей жизнью, сообщил мне о беспределе, творящемся в ИК-7, и теперь ему грозит жестокое наказание за непослушание, если вы не вмешаетесь.

В московском следственном изоляторе, где находился Ильдар перед отправкой в колонию, правозащитники московской ОНК также обнаружили случаи издевательств над заключенными, в результате чего руководство учреждения было сменено. Теперь такая же задача стоит перед вами – потому что в ином случае пытки продолжатся и в отношении моего мужа, и в отношении других заключенных ИК-7. Учитывая гордый и честный характер супруга, я предполагаю, что при вашем невмешательстве весьма скоро стану вдовой. Поэтому я прошу крайне внимательно отреагировать на моё обращение – речь идёт о человеческой жизни, и если сейчас вы проигнорируете это письмо, потом может быть уже поздно.

https://openrussia.org/post/view/19191/

maxvl: (Default)
В исправительной колонии, расположенной в республике Карелия, осужденных подвергают систематическим истязаниям. Об этом говорят родственники заключенных, обратившиеся с открытым письмом к правозащитникам.

Скандал разгорается вокруг исправительной колонии № 7 общего режима, расположенной в городе Сегежа. Именно там отбывает 13-летний срок наказания экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. Правозащитный портал Gulagu.net опубликовал письмо родственников одного из заключенных ИК-7, в котором рассказано о пытках, применяемых надзирателями.

Истязания людей происходят с ведома и при участии руководства ИК-7, утверждают близкие уроженца Северной Осетии Владимира Давидовича Никурадзе. Он был осужден Хорошевским районным судом по ч.3 ст.158 (кража) УК РФ на 2 года лишения свободы, а потом направлен в колонию в Сегеже.

По словам семьи Никурадзе, сотрудники ФСИН «бьют заключенных ногами и дубинками по жизненно важным органам, растягивают им ноги и используют другие методы пыток». Причем к избиениям заключенных причастны даже начальник колонии Федотов А. А. и его заместитель Косиев С.

«Вследствие побоев у моего мужа были переломаны 3 ребра и опухли ноги. (Они) приобрели синюшный цвет и стали в 5 раз больше прежних», — пишет супруга осужденного.

По ее словам, у мужа произошло 2 микроинфаркта, а его давление держится на уровне 180/120.

На момент ареста Владимир Никурадзе весил 110 килограммов, а теперь масса его тела — всего 60 килограммов при росте 190 сантиметров.

«Осужденным не дают свиданий со своими родными. Люди находятся на гране нервного срыва. Сотрудники колонии доводят людей до самоубийства, — пишет супруга осужденного. — Мой муж и многие другие, отбывающие срок в Карелии, резали себе вены, только бы впредь не подвергаться истязаниям».

Некоторые заключенные от безысходности глотают шприцы и различные острые металлические предметы, подписывая себе смертный приговор. Так поступил, например, Георгий Бадриевич Кутателадзе 1990 года рождения.

Как утверждают родственники осужденного, людей чуть ли не годами держат в карцере. Например, Владимир Никурадзе провел там два месяца подряд. Лишь по настоянию его семьи осужденного перевели в лечебно-исправительное учреждение № 2 в Медвежьегорске, когда он уже находился на грани жизни и смерти. Там состояние Никурадзе поддерживали антибиотиками и обезболивающими препаратами.

Подлечив осужденного, его вернули в Сегежу, где пытки продолжились еще 7 месяцев. Затем по настоянию родственников Никурадзе отправили в больницу Соликамска, где он получал необходимую медицинскую помощь.

В настоящий момент Владимира Никурадзе перевозят обратно в Сегеж, хотя его лечение еще не закончено, а давление составляет 220/180, пишет его супруга.

«За все это время мы сменили четырех адвокатов, но ни один из них не посмел пойти против начальства колонии, в которой он работает», — добавила в письме женщина. Защитники отказывались фиксировать травмы своего клиента и писать жалобы на действия надзирателей. По словам родственников Никурадзе, прокуратура Петрозаводска находится в курсе всего, что происходит в колонии, но не принимает никаких мер.

Добавим, что Владимир Никурадзе ранее не был судим, а на суде потерпевшая сторона выступала в его пользу, утверждает супруга осужденного. Он также выплатил моральный ущерб в размере 100 тысяч рублей.

По словам родственников Никурадзе, проживающих в поселке Черноярском Моздокского района, Владимир до суда был единственным кормильцем и работал на АТС. Его срок заключения заканчивается 18 Декабря 2012 года.

Сегежа — пытки в ИК №7 — СВОБОДА ЭТО РАЙ

Profile

maxvl: (Default)
maxvl

January 2017

S M T W T F S
1 2 3 4 5 67
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 25th, 2017 05:28 pm
Powered by Dreamwidth Studios