maxvl: (Default)

ЖИЗНЬ В НЕВЕДЕНИИ

По собственному утверждению, Ильдар Дадин начал проявлять свою гражданскую позицию после выборов в Государственную Думу в 2011 году. Тогда 32-летнего мужчинупоразили итоги голосования: из окружения Дадина ни один человек не голосовал за партию «Единая Россия», но она набрала 64,3 процента голосов; по мнению Дадина, на выборах были «мощнейшие фальсификации». Именно тогда будущий гражданский активист узнал, что в России есть протестное движение, члены которого открыто заявляли о необходимости пересмотра итогов выборов и смены власти.

«Всегда, когда я вижу две точки зрения, я пытаюсь узнать третью. Одни говорили: вас обманули — на выборах была фальсификация. По телевизору говорили: вся оппозиция спонсируется Западом и американцами», - рассказывал Дадин.

Стоять в стороне от общественно-политической жизни страны мужчина не стал. По его словам, «любой гражданин своей страны должен участвовать в жизни страны, он не должен проходить мимо, не должен быть «равнодушным населением».

Свой первый протестный митинг Дадин посетил 10 декабря 2011 года. Тогда в Москве на Болотную площадь вышли десятки тысяч человек, среди которых были видные общественные и политические деятели - Сергей Митрохин, Евгения Чирикова, Григорий Явлинский, Михаил Касьянов, Владимир Рыжков, Геннадий Гудков, а также политологи и журналисты - Борис Акунин, Евгения Альбац, Дмитрий Быков, Олег Кашин, Дмитрий Орешкин, Олег Орлов, Леонид Парфенов. По признанию организаторов, митинг стал одни из самых массовых: Борис Немцов указывал, что на Болотную пришло более 100 тысяч человек, «Грани» сообщали о 150 тысячах участников. Впрочем, по официальной информации ГУМВД Москвы, протест собрал лишь 25 тысяч граждан.

«Я очень обрадовался, что, оказывается, еще кто-то не согласен с тем, что можно так обманывать людей »,- комментировал тогда митинг Дадин.

Окончательное мнение относительно политических процессов в России у Дадина сформировалось после того, как он поработал наблюдателем на нескольких выборах — сначала на президентских в марте 2012 года, затем на выборах в Московской и Орловской областях, и прочих. Голосования, утверждал Дадин, были сфабрикованы: «Скорее всего, нас обманывают», говорил мужчина.

С ПОЧИНОМ

Первое задержание Дадина произошло 6 августа 2014 года, когда активист вышел на одиночный пикет на Манежной площади у памятника маршалу Жукову в защиту обвиняемых по «Болотному делу». Причиной задержания стало «неповиновение законному требованию сотрудника полиции», который, впрочем, на требование активиста представиться и предъявить удостоверение ответил отказом, что является нарушением закона «О полиции». Задержание происходило жестко, и Дадин получил рассечения на лице.

b5fafca3aa324d9d51ec8a3a7beeabaa.jpgФото: vkrizis.ru

Через неделю активист принял участие в антивоенной акции «Вечер памяти и скорби», посвященной протесту против войны на востоке Украины. Акция не была согласована с властями, но к назначенному времени активисты все же собрались на Пушкинской площади без плакатов и транспарантов; в планы пикетчиков входило дойти до украинского посольства и возложить мемориальные цветы и свечи.

970f080bab04d6065780111563204e3f.jpg

Фото: vkrizis.ru

Но на место встречи пришли и провокаторы — ряженые «георгиевскими ленточками» молодчики, которые обзывали активистов «фашистами», набросились на пикетчиков с кулаками при полном попустительстве правоохранителей. Дадин все же дошел до здания представительства Украины, где и был задержан и доставлен в ОВД «Хамовники».

В полицейском участке с Дадиным не церемонились. Религиовед Валерий Отставных в соцсети «ВКонтакте» опубликовал фотографию активиста, пристегнутого к решетки камеры с перевязанными скотчем ногами.

a7afff94099a731e88fb6497d4fce5bf.jpgИсточник фото

«Этот снимок сделан после схода граждан возле украинского посольства в Москве 12 августа 2014 года, где Ильдар Дадин был незаконно задержан полицией. Это ночь с 12 –го на 13 августа 2014 года, «Обезьянник» ОВД Хамовники в Москве. Ильдар сидит на полу камеры. Спиной к клетке. Он прикован сзади к клетке наручниками. При этом ноги его плотно стянуты широким скотчем. Рядом с ним издевательски стоит бутылка с водой, которую он не может взять руками», - прокомментировал Отставных снимок.

23 августа 2014 года Дадин провел одиночный пикет на Манежной площади, былзадержан полицией и доставлен в ОВД «Китай-город». В начале декабря 2014 года Дадин был задержан на Мясницкой улице, где он совместно с семью соратниками шел с плакатом «Вчера — Киев, завтра — Москва». Активисты были доставлены в ОВД «Басманный». Позже Дадин обратился в суд с жалобой на условия содержания в отделе полиции, указав, что камеры были переполнены и не снабжены спальными местами, ночью горел свет, а правоохранители отказались предоставить горячую пищу. Впоследствии суд признал условия задержания активистов нарушающими статью 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая запрещает пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание.

ШОК И ДЛЯ ПРОКУРОРА

Уголовное дело в отношении Дадина было возбуждено 30 января 2015 года по статье 212.1 УК РФ «Неоднократное нарушение порядка проведения митингов». Этому предшествовало задержание активиста за «неповиновении законному требованию полицейского» на Манежной площади на пикете в поддержку Алексея и Олега Навальных, которые были осуждены по делу «Ив Роше». Дадин был помещен в Изолятор временного содержания (ИВС) в здании ГУВД Москвы на Петровке 38.

Статья 212.1 УК РФ

Появилась в российском законодательстве совсем недавно — летом 2014 года. В правозащитных кругах статья называется не иначе как «антиконституционная»

Правозащитный центр «Мемориал» отмечал, что статья «противоречит российскому законодательству, Конституции РФ и нормам международного права, в частности, потому, что предполагает двойное наказание за одни и те же деяния — сначала в рамках административного, а затем уголовного законодательства».

«По этой статье предусмотрено лишение свободы на срок до пяти лет – и это при небольшой или вовсе отсутствующей общественной опасности «правонарушения»… Важно также, что новый закон ставит уголовную ответственность в зависимость не от общественной опасности «преступления», а от неоднократности правонарушений – что, на языке права, является исключительно характеристикой личности, а не самого деяния », - заявили в ПЦ.

3 февраля 2015 года в качестве меры пресечения суд выбрал Дадину домашний арест; спустя почти год 3 декабря 2015 активист был взят под стражу и помещен в СИЗО-4 «Медведково».

А 7 декабря 2015 года суд признал активиста виновным в нарушении статьи 212.1УК РФ и приговорил к трем годам колонии общего режима.

По мнению корреспондента Activatica, присутствовавшего на том суде, судебное решение стало для присутствующих в зале, прессы и даже прокурора полной неожиданностью — сторона обвинения настаивала на двух годах лишения свободы.

Судебное решение было обжаловано, и 31 марта 2016 года суд второй инстанции сократил срок до 2,5 лет. Согласно приговору, с 2012 по 2014 годы Дадин 30 раз привлекался по административным статьям, но активисту вменялись «всего» четыре эпизода — задержания с августа 2014 года по январь 2015 года.

Сразу же после приговора ПЦ «Мемориал» призвал немедленно освободить Дадина. «Этот приговор — особо циничное посягательство на права и свободы граждан, оскорбление самой идеи правосудия, даже на фоне других политически мотивированных и незаконных, по нашему мнению, приговоров », - вступили с заявлением правозащитники.

Евгения Чирикова назвала приговор «новым витком в истории репрессий современной России». В свою очередь активисты пытались привлечь внимание международной общественности к неправомочности приговора: 6 февраля 2016 года «стартовала глобальная международная акция за освобождение политзаключенного Ильдара Дадина».

ПЫТКИ КАК НОРМА

В сентябре 2016 года Ильдар Дадин был этапирован в «Исправительную колонию № 7 УФСИН России по Республике Карелия» - ИК-7. Чуть ранее Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу Дадина на нарушение права активиста на справедливое судебное разбирательство и право на свободу собраний.

1 ноября 2016 года издание Meduza опубликовало письмо Ильдара Дадина супруге Анастасии Зотовой, в котором активист сообщает о невыносимых пытках, которым он подвергается в тюрьме. Послание было записано 31 октября адвокатом Алексеем Липцером со слов Дадина. В письме заключенный сообщает, что его постоянно избивали и подвешивали за наручники.

По словам Дадина, сразу по прибытии в колонию у него отобрали все вещи вплоть до зубной щетки и туалетной бумаги, подкинули два лезвия, за что посадили в ШИЗО. Постановлений для помещения в штрафной изолятор составлено не было. Тогда заключенный объявил голодовку, но был избит.

Дадин рассказывал, только 11 сентября он был избит четыре раза, «по 10–12 человек одновременно, били ногами». Затем активиста окунули головой в унитаз. На следующий день сотрудники колонии сковали заключенному руки за спиной и подвесили за наручники.
«Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы, и чувствуешь дикую боль в спине. Так я висел полчаса», - сообщил Дадин.

Затем активиста пугали изнасилованием, если тот не прекратит голодовку, после чего отвели к начальнику колонии, майору внутренней службы Сергею Коссиеву. «Он сказал: ''Тебя еще мало били. Если я отдам распоряжение сотрудникам, тебя будут избивать гораздо сильнее. Попробуешь пожаловаться — тебя убьют и закопают за забором''. Потом избивали регулярно, по несколько раз в день», - сообщил Дадин, заметив, что также в колонии обращаются со всеми заключенными.

d4576df421bcf83afdd569c6a618469a.jpgФото со страницы Коссиева в соцсети «ВКонтакте» (удалена): глава ИК-7 Сергей Коссиев отдыхает в Таиланде

Заявлением Дадина заинтересовались в Совете по правам человека при президенте РФ (СПЧ). Также о пытках был уведомлен Посол Нидерландов по правам человека Кейс ван Баар. По словам Евгении Чириковой, ван Баар «сообщение не оставило его равнодушным, он просил предоставить ему больше информации». «Так руководство колонии ИК-7 "прославило" себя в Гааге», - сказала Чирикова.

Программный директор Human Rights Watch (HRW) по России Таня Локшина рассказала, что утром 1 ноября в организацию поступило заявление от супруги Дадина Анастасии Зотовой.

«Ильдар Дадин — российский активист, который получил трехлетний срок исключительно за реализацию своего права на участие в мирных собраниях. Приговор был вынесен исключительно в связи с тем, что с точки зрения властей Дадин несколько раз нарушал правила проведения митингов и демонстраций… Теперь стало известно из письма, что в колонии в Карелии Дадин подвергается жестокому обращению. Необходимо, чтобы компетентные органы немедленно провели расследование, в дело вмешалась уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, у которой есть доступ во все закрытые учреждения»,- рассказала Таня Локшина.

Впоследствии в России и других странах прошли сериипикетов и митингов в поддержку Дадина. 7 декабря в годовщину вынесения приговора Ильдару Дадину гражданские активисты пришли к зданию Генеральной прокуратуры РФ в Москве.

В начале декабря появилась информация, что Дадин этапирован в Кировскую область. Последнее сообщение было отправлено им 4 декабря из Вологоды. Однако выяснить его точное местонахождение и установить контакт с ним не удается до начала января 2017 - ни правозащитникам, ни его жене Анастасии Зотовой. В первых числах января российские интернет-пользователи начала кампанию #ГдеИльдарДадин, требуя от ФСИН перестать скрывать, где находится Ильдар и немедленно обеспечить связь с ним родственникам и адвокатам.


А МЫ ТУТ НИ ПРИ ЧЕМ

На протяжении всей истории ФСИН полностью отрицала факт применения пыток к Дадину. 28 ноября заместитель директора ФСИН России Валерий Максименко назвал активиста «очень талантливым имитатором с великолепным артистизмом и потрясающим воображением». До этого ведомство в ходе проверки в колонии не выявила «недопустимых методов воздействия» на заключенного. В свою очередь источник в СПЧ заявил, что сотрудники колонии при визите членов Совета отказывали им в предоставлении ряда документов.

390aa1113429743f6322151b3880607f.jpg

5870593cb12533295d88cc1b620119df.jpg

16f3ef90bba5178564a17a3133f0ad12.jpg

ec49c890ff0c01da1a92cb877e9e165d.jpg

510a22d61b1468e88edc8ee100157169.jpg


Читать подробнее на сайте Активатика

maxvl: (Default)

И снова читайте, представляя себя на месте этого человека

Потом еще несколько раз бросали меня в ту же «этапку». В общей сложности я провел там 45 суток, и это были 45 суток ада. В этой камере отсутствует теплоизоляция. Если на улице минус десять градусов, в камере — тоже. При этом тебе выдают только одну робу, а все личные вещи забирают, согреться нельзя. Ночью я лежал под пледом, были судороги от холода, и я думал только о том, чтобы продержаться хотя бы неделю. Снилась еда — в первые дни я объявил голодовку, потом меня заставили от нее отказаться, но кормили впроголодь. Из СИЗО я привез нормативы питания по правилам внутреннего распорядка, но у меня их отобрали. Я вспоминал что-то по памяти, пытался сравнивать — выходило, что порции урезаны примерно вдвое. Пытки холодом и голодом можно вытерпеть один день или два, но когда это продолжается постоянно, и ты не знаешь, когда это закончится — просто невыносимо.

...

Когда избивали, надели на голову шапку-ушанку как мешок, чтобы закрыть мне глаза. Я подумал, что сейчас они меня убьют, и все это закончится — и улыбнулся. Это разозлило их еще больше, кто-то сказал: «Смотрите, он еще и улыбается». Начали бить еще сильнее, и требовали, чтобы я извинился перед [начальником ИК-7 Сергеем] Коссиевым за свое поведение. После этого поставили на колени и начали издевательски цитировать куски из моего письма жене — о том, что я готов встать на колени только перед любимой женщиной, — оскорблять. Потом стянули штаны, и со спущенными штанами и с шапкой на голове куда-то понесли. Через узкую полоску между шапкой и лицом я увидел, что вынесли в прогулочный дворик. Четыре человека подняли руки, уже скованные наручниками, и прицепили куда-то, но я смог встать на ноги. Тогда один из них сказал: «Нет, так не пойдет» — и меня отцепили и подняли повыше, чтобы стоять я не мог. Было дико больно, и я чувствовал, что начали течь слезы, сопли, слюни — и изо всех сил просто старался не кричать.

Они сняли с меня трусы и кто-то из них сказал: «Сейчас тебя будут насиловать, позовите…» — то ли Веню, то ли Беню. Другой рассердился: мол, зачем ты имена называешь. Первый ответил: «Какая разница, он все равно ничего не увидит». Кто-то пошел за этим Веней. Через пару минут они мне сказали, что есть последний шанс избежать изнасилования — если я соглашусь прекратить голодовку. Я согласился, но они сказали, что повисеть все равно придется, и снимут меня с этой дыбы только после звонка из администрации.

«Никого ты не спасешь» Рассказ Ильдара Дадина о том, что происходило с ним в ИК-7 — до и после его письма о пытках.

Трудно представить себе, что же происходит с обычными людьми, если так пытают тех, кто имеет доступ к СМИ и правозащите. Карельская ИК-7 это же колония для «резонансных зэков»:

Российский пенетенциарная система — это почти в нетронутом виде сохранившийся ГУЛАГ. Пыточные лагеря. И, что важно, бессмысленная — он не достигает главной своей цели, перевоспитания. Там из преступников делают ещё худших преступников, а невиновных, типа Дадина, просто пытают по соображениям «так положено».

Её нужно уничтожить полностью и создать нормальную с нуля. Это не подлежит никакой реформе.


https://navalny.com/p/5127

maxvl: (Default)

Видеозаписи, сделанные более 30 дней назад в сегежской колонии № 7 в Карелии, уничтожены. Теперь проверить заявления осужденного Ильдара Дадина о пытках невозможно, рассказал журналу «7×7» руководитель международной правозащитной группы «Агора», член совета по правам человека при президенте России (СПЧ) Павел Чиков.

По его словам, сотрудники ИК-7 заявили, что все записи, сделанные более месяца назад, удалены, так как «истек срок хранения». «Сохранилось только видео применения физической силы в отношении Ильдара. Такое видео, приложенное к материалу, хранится в течение двух лет», — уточнил Чиков.

По его словам, сначала сотрудники колонии в Сегеже приняли членов Совета по правам человека при президенте РФ — Чикова и руководителя Комитета по предотвращению пыток Игоря Каляпина — в штыки. Они настаивали на том, что общение с Дадиным возможно только в присутствии работников ФСИН.

«Потом нам удалось их убедить в том, чтобы мы общались наедине, чтобы нам дали возможность говорить столько, сколько мы хотим, чтобы нам дали возможность изучить документы, посетить штрафной изолятор, в котором он находился, чтобы на месте проверить его рассказ. В общей сложности мы общались с Ильдаром часов пять, он подробно описывал все, что с ним происходило. Мы старались максимально фиксировать это по месту, по времени, по деталям — по тому, что проверяемо и что можно подтвердить», — отметил Павел Чиков.

Члены СПЧ посетили штрафной изолятор, где содержался Дадин, посмотрели камеры, где его могли подвешивать за руки. «Те детали, которые он описывает, подтверждаются на местности, скажем так», — резюмировал Чиков.

Он отметил, что после скандала в прессе давлению в колонии он не подвергается.

Чиков и Каляпин намерены поговорить с другими заключенными.

Напомним, что первый в России осужденный за неоднократные нарушения правил проведения митингов и других акций протеста, политактивист Ильдар Дадин и его защитники рассказали, что заключенные сегежской ИК-7 в Карелии подвергаются унижениям и пыткам.

После резонанса в СМИ органы ФСИН распространили информацию о том, что на теле Дадина нет следов пыток, однако описанные им методы издевательств могут не оставлять видимых следов. Так, он сообщал о макании головой в унитаз в камере ШИЗО, раздевании догола, угрозах изнасилованием и применении пытки в виде подвешивания за руки. Кроме того, Дадин писал, что его били в середине сентября: за это время следы могли исчезнуть.


http://www.rosbalt.ru/russia/2016/11/08/1565261.html

maxvl: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sparkmann в Спасти ИЛЬДАРА
Антон ОРЕХЪ: «Письмо Ильдара Дадина из колонии – страшное. Но можете ли вы сказать, что узнали из этого письма что-то, что вас поразило не по форме, а по сути? Неужели вы все это время жили с уверенностью, что заключенные в колониях проживают в люксах, ведут разнообразный досуг, а надзиратели обращаются к ним исключительно на «вы» и никого ни разу пальцем не тронули?

Система исполнения наказаний в нашей стране всегда была максимально жестока! Любой заключенный рассматривался и рассматривается как скотина. А те, которые сидели и сидят за политику — не просто скотина, но еще и вражеская скотина. Потому что для тюремщиков они являются классовыми противниками. Если какой-нибудь уголовник для надзирателя, в общем, такой же простой парень, только малость набедокуривший, то политический зэк – это прямая угроза. Придет к власти такой вот Дадин и этих тюремщиков самих всех пересажают. И тюремщики это понимают и их начальство это понимает. Сотни, тысячи людей, пройдя через изоляторы, тюрьмы и лагеря, расскажут вам такие же истории, как Ильдар Дадин.

Они вам и пострашнее кое-чего поведают. Но если кого и накажут после этой истории, то только самого заключенного. Его же во всем и обвинят. Они и теперь говорят, что Дадин сам бросался на сотрудников, сам провоцировал, сам бузил. Заключенный бросается на охрану и демонстративно нарушает – вот такой он идиот. Когда Магнитского до смерти замучили, то его же потом и выставляли жуликом. А те, кто над ним издевались не просто до сих пор на свободе, а катаются как импортный сыр в импортном масле. Это все происходит каждый день со множеством людей практически во всех местах лишения свободы. Read more... )



Письмо Ильдара Дадина о пытках в колонии | New Rush Word

«Медуза» публикует письмо Ильдара Дадина жене Анастасии Зотовой, в котором он сообщает о пытках в сегежской колонии ИК-7, организованных начальством. ФСИН подтвердила применение силы к заключенному. Дадин — первый из осужденных по статье «неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга» (212.1 УК). К уголовной ответственности его привлекли за задержания на одиночных пикетах. Письмо записано 31 октября 2016 года адвокатом Алексеем Липцером со слов Дадина.

↱nrusw.com


maxvl: (Default)
Я чувствовала что-то неладное: Ильдару не давали связаться со мной по телефону, не пускали и с ним на свидание. Чутье меня не обмануло, только вот оказалось всё намного хуже, чем я могла подумать: начальник ИК-7 в Карелии Сергей Коссиев напрямую угрожает убить моего мужа. Я знаю, это правда, потому что Ильдар никогда не стал бы меня волновать без причины: если он сообщает, что его постоянно избивают и вряд ли он проживет дольше недели – значит, дело исключительно серьёзное. Речь уже не идёт о том, чтобы обжаловать его заключение – бесспорно незаконное и противоречащее всем нормам закона РФ – но просто о том, чтобы сохранить ему жизнь. Полностью сообщение Ильдара (записанное с его слов адвокатом Алексеем Липцером) публикует сегодня Meduza, а я направляю обращение в ОНК и напишу заявление о преступлениях, совершенных начальством этой колонии. Я не знаю, что ещё я могу сделать, чтобы не стать вдовой.

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ К ОНК РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

Уважаемые сотрудники ОНК по республике Карелия!

Вот уже месяц с лишним я прошу вас посетить колонию ИК-7 в городе Сегежа, где находится в заключении мой муж Дадин Ильдар Ильдусович, 14-04-1982 города рождения. На публичные просьбы не последовало никакого ответа, а через личные каналы от одного из сотрудников ОНК я услышала ответ, что вы навещаете колонию ИК-7 раз в год, поскольку она находится далеко от Петрозаводска.

Между тем в данной колонии при вашем попустительстве происходят пытки и избиения заключенных, которым угрожают еще более серьезными истязаниями и смертью в случае жалоб. Пытки и избиения покрывает, участвуя в них, начальник колонии Коссиев С.Л. – убежденный садист, достойный палачей нацистской Германии. Я напомню, что пытки и угроза убийством являются нарушением законодательства Российской Федерации – статьи 117 и 119 УК РФ соответственно.

Уважаемые сотрудники ОНК! Вы взяли на себя задачу наблюдать за соблюдением прав человека в исправительных учреждениях, и отмахиваясь от жалоб заключенных, вы попросту покрываете преступников. Мой муж, рискуя своей жизнью, сообщил мне о беспределе, творящемся в ИК-7, и теперь ему грозит жестокое наказание за непослушание, если вы не вмешаетесь.

В московском следственном изоляторе, где находился Ильдар перед отправкой в колонию, правозащитники московской ОНК также обнаружили случаи издевательств над заключенными, в результате чего руководство учреждения было сменено. Теперь такая же задача стоит перед вами – потому что в ином случае пытки продолжатся и в отношении моего мужа, и в отношении других заключенных ИК-7. Учитывая гордый и честный характер супруга, я предполагаю, что при вашем невмешательстве весьма скоро стану вдовой. Поэтому я прошу крайне внимательно отреагировать на моё обращение – речь идёт о человеческой жизни, и если сейчас вы проигнорируете это письмо, потом может быть уже поздно.

https://openrussia.org/post/view/19191/

maxvl: (Default)
В исправительной колонии, расположенной в республике Карелия, осужденных подвергают систематическим истязаниям. Об этом говорят родственники заключенных, обратившиеся с открытым письмом к правозащитникам.

Скандал разгорается вокруг исправительной колонии № 7 общего режима, расположенной в городе Сегежа. Именно там отбывает 13-летний срок наказания экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. Правозащитный портал Gulagu.net опубликовал письмо родственников одного из заключенных ИК-7, в котором рассказано о пытках, применяемых надзирателями.

Истязания людей происходят с ведома и при участии руководства ИК-7, утверждают близкие уроженца Северной Осетии Владимира Давидовича Никурадзе. Он был осужден Хорошевским районным судом по ч.3 ст.158 (кража) УК РФ на 2 года лишения свободы, а потом направлен в колонию в Сегеже.

По словам семьи Никурадзе, сотрудники ФСИН «бьют заключенных ногами и дубинками по жизненно важным органам, растягивают им ноги и используют другие методы пыток». Причем к избиениям заключенных причастны даже начальник колонии Федотов А. А. и его заместитель Косиев С.

«Вследствие побоев у моего мужа были переломаны 3 ребра и опухли ноги. (Они) приобрели синюшный цвет и стали в 5 раз больше прежних», — пишет супруга осужденного.

По ее словам, у мужа произошло 2 микроинфаркта, а его давление держится на уровне 180/120.

На момент ареста Владимир Никурадзе весил 110 килограммов, а теперь масса его тела — всего 60 килограммов при росте 190 сантиметров.

«Осужденным не дают свиданий со своими родными. Люди находятся на гране нервного срыва. Сотрудники колонии доводят людей до самоубийства, — пишет супруга осужденного. — Мой муж и многие другие, отбывающие срок в Карелии, резали себе вены, только бы впредь не подвергаться истязаниям».

Некоторые заключенные от безысходности глотают шприцы и различные острые металлические предметы, подписывая себе смертный приговор. Так поступил, например, Георгий Бадриевич Кутателадзе 1990 года рождения.

Как утверждают родственники осужденного, людей чуть ли не годами держат в карцере. Например, Владимир Никурадзе провел там два месяца подряд. Лишь по настоянию его семьи осужденного перевели в лечебно-исправительное учреждение № 2 в Медвежьегорске, когда он уже находился на грани жизни и смерти. Там состояние Никурадзе поддерживали антибиотиками и обезболивающими препаратами.

Подлечив осужденного, его вернули в Сегежу, где пытки продолжились еще 7 месяцев. Затем по настоянию родственников Никурадзе отправили в больницу Соликамска, где он получал необходимую медицинскую помощь.

В настоящий момент Владимира Никурадзе перевозят обратно в Сегеж, хотя его лечение еще не закончено, а давление составляет 220/180, пишет его супруга.

«За все это время мы сменили четырех адвокатов, но ни один из них не посмел пойти против начальства колонии, в которой он работает», — добавила в письме женщина. Защитники отказывались фиксировать травмы своего клиента и писать жалобы на действия надзирателей. По словам родственников Никурадзе, прокуратура Петрозаводска находится в курсе всего, что происходит в колонии, но не принимает никаких мер.

Добавим, что Владимир Никурадзе ранее не был судим, а на суде потерпевшая сторона выступала в его пользу, утверждает супруга осужденного. Он также выплатил моральный ущерб в размере 100 тысяч рублей.

По словам родственников Никурадзе, проживающих в поселке Черноярском Моздокского района, Владимир до суда был единственным кормильцем и работал на АТС. Его срок заключения заканчивается 18 Декабря 2012 года.

Сегежа — пытки в ИК №7 — СВОБОДА ЭТО РАЙ

maxvl: (Default)

Анатолий Поляков

Девять месяцев Анатолий Поляков, бизнесмен и общественный активист из Петрозаводска, провел в застенках в Луганске. Весной 2015 года он приехал в Донбасс с гуманитарной миссией, но, после успешных переговоров по эвакуации тяжелобольных детей и обмену военнопленными, на него напали на улице, заковали в наручники, надели на голову мешок и заточили в подвале. Тюремщики выдавали себя за украинских партизан, но вскоре Анатолий понял, что его взяли в плен сепаратисты, находящиеся под контролем российских спецслужб. Потом он оказался в тюрьме министерства госбезопасности "ЛНР". Его жестоко избивали, он чудом выжил. Сейчас Анатолий Поляков, которому удалось вырваться из нового ГУЛАГа, возникшего на подконтрольных сепаратистам территориях Донбасса, прошел курс реабилитации и пытается вызволить из застенков своих товарищей по несчастью.



– Вы были в Петрозаводске успешным бизнесменом. Почему вы заинтересовались политикой?

– Общественной деятельностью я занимался со школьной скамьи, был редактором школьной газеты, организовал музей памяти, проводил мероприятиями с детьми из начальных классов или, как раньше говорили, шефствовал. Затем армия, две чеченские кампании, после которых столкнулся с проблемами, с которыми сегодня сталкиваются ветераны АТО. Организовал информационно-реабилитационный центр для участников боевых действий. Был инициатором трех законопроектов, которые предусматривали социальную защиту и психологическую реабилитацию участников боевых действий и семей погибших военнослужащих. Законы очень сложно проходили через Законодательное собрание Карелии. Когда шло третье чтение, нас просто не пускали в здание ЗС, пришлось чуть ли не брать его штурмом. Можно сказать, что эти законы, которые сегодня действуют на территории России, были приняты под давлением ветеранов боевых действий. А политической деятельностью я начал заниматься после выборов в Государственную думу, когда были использованы различные фальсификации для победы "Единой России". Дальше была Болотная, "Марш миллионов" и десятки других акций. Обычный протест перерос в понимание, что эта власть губительна для России.

– Как это сказалось на вашем бизнесе? Вас начали преследовать?

– Вначале было все спокойно, видимо, власть не знала, как реагировать на подобные действия, но очень скоро они поняли, что никакие угрозы не действуют, и перешли к жесткому подавлению оппозиции. А бизнес у меня существовал до 2015 года, то есть до самого плена. Затем его у меня отжали, как и все недвижимое имущество.


Анатолий Поляков на марше оппозиции

– К 2015 году вы уже жили в Украине? Правда, что вас пригласила певица Руслана?

– Да, мы познакомились через интернет, у нас был общий знакомый, известный блогер. Мы начали общаться, затем она пригласила меня в Украину, и я с удовольствием приехал. Я был воодушевлен Майданом.

– И по-прежнему воодушевлены?

​– Да. Сегодня от своих оппонентов в России мне приходится слышать, что революция была напрасна, власть коррумпированная, те же самые олигархи… чем же Украина лучше России? Во многом лучше! Пропасть между людьми и государством есть, но это старое наследие коррумпированной и развращенной деньгами системы, агония и судороги, которые еще долгое время будут будоражить общество. Система, которая существовала на протяжении долгих лет, источником жизнедеятельности которой являлся карман ее граждан, сильна. И изменить ее в одночасье невозможно. Для этого требуется время. Но, несмотря на войну, экономический кризис и внутренний саботаж, многое удалось изменить в стране. И главное достижение – свобода, которая исторически была свойственна украинцам, вернулась в их самосознание, и они больше не позволят дурачить себя и грабить страну. Ибо все понимают сегодня, что власть в этой стране – народ, шутить с которым лучше не стоит.

– Вы включились в гуманитарную работу на востоке Украины. Почему вы решили этим заняться и как все было организовано?

– Еще на Майдане я участвовал в различных проектах, направленных на мирное урегулирование искусственного конфликта в Украине. Затем, при поддержке Министерства обороны Украины, была создана организация "Гуманитарный корпус", которую я возглавил. Ее целью являлась нормализация отношений в сфере защиты прав военнопленных и оказания адресной помощи детским медицинским учреждениям на оккупированной территории Украины. 12 марта 2015 года по приглашению лидеров "ЛНР" как волонтер я прибыл в Луганск. 14 марта на встрече с руководством "ЛНР" мы обсудили широкий спектр вопросов, включая транспортировку детей, больных раком и туберкулезом, на территорию Украины и формирование комиссии по соблюдению прав военнопленных и гражданских лиц, которые удерживались боевиками.

– И сами оказались военнопленным. Вы думаете, что это была западня, вас специально заманили?

– Моя поездка не являлась секретом. Накануне было убийство Немцова. После этого начались аресты наиболее активных оппозиционеров в России. В это время я попадаю в подвал в Луганске. Все мои друзья уже сидели в СИЗО. Когда меня допрашивали "ополченцы", было видно, что это представители спецслужб.

– Как вы определили, что это представители спецслужб?

​– По стилю общения, по тому, как ведут допрос, по профессиональным привычкам. Мне часто приходилось с ними сталкиваться по роду своей политической деятельности. В России они наделены безграничной властью. Достаточно заглянуть в глаза, наполненные вседозволенностью и всемогуществом, которое невозможно скрыть. Они повторяли, что меня не отпустят, не отдадут украинской стороне. "Мы предложим за тебя шесть человек. Если они согласятся, скажем "восемь". Они дали понять, что на свободу я не выйду. И в это время я продолжал верить, что меня освободят россияне, войдут, извинятся, всех накажут и отпустят восвояси. Как я был наивен… Вдвойне обидно и больно, что издевались надо мной мои соплеменники, россияне.


– Вернемся чуть назад, в тот день, когда на вас напали и взяли в заложники. Как это произошло?

– Это произошло 14 марта, возле "Вестерн Юнион", средь бела дня. После того, когда я оттуда вышел, меня ударили по голове, я потерял сознание. Очнулся уже в наручниках, с мешком на голове, к голове был приставлен автомат. Меня затащили в подвал, бросили на бетонный пол, в этом состоянии я пролежал сутки. На следующий день пришел их командир, он говорил: ты понимаешь, куда ты попал? Я говорю, что, наверное, МГБ или контрразведка. Он сразу начал кричать, перешел на украинский язык. Затем они представились "украинскими партизанами", вначале требовали сто тысяч долларов, все это сопровождалось побоями, угрозами и стрельбой поверх головы. Затем сказали, что я русский инструктор, приехал сюда обучать сепаратистов. Затем меня затащили в какое-то помещение, ногами и руками пристегнули наручниками к трубе, мне пришлось сидеть на бетонном полу, труба была между рук и ног. В таком сидячем состоянии я провел в этом подвале месяц.

– А как вы догадались, что они не те, за кого себя выдают?

– Когда все время находишься в изоляции и в полной темноте, слух обостряется и ты запоминаешь любые мелочи. Когда меня выводили в туалет, я слышал русскую речь, слышал разговоры по поводу решения вопросов на таможне. Когда у них были праздники, сверху доносились пьяные крики "ура". Иногда у них срабатывали рации.

– Как к вам относились, в каких условиях содержали, что пытались от вас узнать?

​– Расспрашивали, с кем поддерживаю отношения в Украине и в Луганске, с какой целью приехал в Луганск. Говорили на украинском; если не понимал, начинали бить. Меня приковали к трубе так, что я мог только сидеть, мешок не снимали. Кормили один раз в сутки. Руку отстегнут – дадут перекусить и снова пристегивают к второй руке. В туалет выводили один раз в сутки, времени давали 15–20 секунд, за это время сложно было что-то сделать, я думал, что от напора у меня вылезут кишки. Это больно и унизительно. Несколько раз выводили на расстрел. На ночь снимали с ног пластиковые наручники, я сползал по трубе на бетонный пол и спал на правом боку. Потом меня снова поднимали, пристегивали ноги к трубе, полсуток я сидел, полсуток лежал. Наступило время, когда я перестал ощущать боль, ушел настолько глубоко в себя, что этот мир стал для меня нереален. Это было что-то чужое, непонятное. Я попросил, чтобы позвали командира. Он пришел, я просил его, чтобы меня расстреляли. Единственная моя была просьба, чтобы не издевались над моим телом и сообщили моей супруге, где можно найти мое тело, эксгумировать и вывезти на родину. С этих пор они стали относиться ко мне более спокойно.

По истечении месяца пришли в подвал, сказали, что тебя везде ищут, ты вроде бы наш хлопец, мы сейчас тебя вывезем в город, там оставим, досчитаешь до 300, потом можешь звать на помощь. Они катали по городу, чтобы сложилось впечатление, что меня везут из Луганской области. Меня в мешке, наручниках на руках и на ногах закинули, скорее всего, на грузовую машину или гараж. Я досчитал до 300, начал звать на помощь, приехала машина, я услышал российскую речь. Меня посадили в машину, не снимая мешок, доставили в другое помещение. Там мешок сняли. Было два человека, представились российскими ополченцами. Они морщились, потому что был неприятный запах: на протяжении месяца меня не всегда выводили в туалет, но тогда мне было уже все равно.

Первый день они поговорили со мной хорошо, сказали, что если ты действительно говоришь правду, то мы тебя передадим милиции и отпустим. Сказали: пиши про партизан. Спрашивали, слышал ли рации, слышал ли какие-то голоса, я говорил, что ничего не слышал. Я тогда уже понял, что это розыгрыш. Через два дня началось то же самое, имитации расстрела, меня обвинили в диверсионной деятельности, пытались унизить, оскорбляя мою семью. В общем, те же методы. Я написал завещание, передал им в руки: "Я уже устал от вас, просто расстреляйте меня".

– Вы думаете, это все было заранее спланировано: они сделали вид, что вас оставляют, а эти уже были наготове?

– Для меня это было очевидно, когда я еще находился у липовых партизан. Дальнейшие мои подозрения только усиливались. Однажды открылась дверь, на пороге стоял человек в штатском, представился сотрудником МГБ, он мне сказал, что если буду себя вести нормально, то возможно, вернусь домой, в противном случае сгнию в подвале. Он открыто дал понять, что все это было заранее подготовлено.

– Вы были в одиночестве и в том подвале, и в тюрьме? Не видели других узников?

​– Да, первые два месяца был абсолютно один. Затем меня доставили в МГБ, не брали показаний, не допрашивали, а сразу дали обвинительное заключение, где было изложено, что я по заданию Министерства обороны Украины прибыл на территорию ЛНР с диверсионным заданием. Меня обвинили в шпионаже, обвинили в том, что я хотел похитить детей. И ряд других обвинений. За последние пять месяцев, проведенных в подвале МГБ, я много повстречал арестантов, как военных ВСУ, так и арестованных боевиков.

– Друзья, которые вам помогали в гуманитарной миссии, пытались вас вызволить?

– Если есть ангел-хранитель, то это моя жена, благодаря усилиям которой я остался жив. Мы с ней периодически созванивались, и, когда я не вышел на связь, она сразу сообщила моим друзьям из министерства обороны о том, что я пропал. Пока я находился в подвале в ожидание своей участи, меня уже искали, что и повлияло на мою судьбу.

– Что произошло после предъявления обвинений?

– Меня отправили в изолятор временного содержания, там я провел десять суток. Потом завезли в прокуратуру так называемой "ЛНР", где обвинили в шпионаже, сказали, что я военнопленный. В следственном изоляторе я просидел полтора месяца, потом меня опять отправили в подвал, где я провел пять с лишним месяцев.

– Как к вам относились и какие были условия содержания в подвале МГБ?

​– Пыльный подвал, известковые потолки, вначале меня посадили в одиночную камеру под туалетом. В ней стоял небольшой стол, на котором можно спать только в позе эмбриона. Из одежды у меня был рваный свитер и рваные военные рейтузы. Больше ничего. Полное отсутствие дневного света, свежего воздуха и средств личной гигиены. Кожа приобрела серый цвет, как стены в подвале, по камере передвигался словно тень, худой, с большой бородой и длинными лохматыми волосами. Боевики меня прозвали "подвальным человеком". В камере стоял смог, была невыносимая жара, градусов 35–40. Подпирал дверь и ложился на полу, чтобы уловить глоток свежего воздуха. Содержание скотское, ты не знаешь, сколько времени, но начинаешь истекать слюной, когда чувствуешь, что сейчас должны принести еду. Это страшное состояние… Ночью приснится еда, и ты готов съесть бумагу, чтобы убить голод. Очень сложно в таких условиях остаться человеком.

Иногда открывали дверь в камеру, дежурный заводил девушек в форме и говорил: вот наша местная достопримечательность – Анатолий Поляков, российский оппозиционер, "пятая колонна", посмотрите, что от него осталось. Я тогда плохо передвигался, был ослаблен, смотрел на них как волчонок, готовый вцепиться и перегрызть им глотки.

Я кричал матом на них, но это вызывало у них только смех, потому что ничего не мог сделать. Я их провоцировал, а они просто смеялись. Как какой-то щенок маленький лает, и даже если укусит, то не причинит никакого вреда. На самом деле сил у меня уже не было никаких – ни физических, ни моральных. Я это осознавал, и от этого морально тяжелее вдвойне, что ты ничего не можешь сделать. Это очень тяжело. Тебя лишили всего и постоянно глумятся. Зачем? Ради чего? За то, что отбился от стаи? И не стал, как все, кричать "Крым наш"?

– Почему они над вами так издевались? Чего хотели? Получить выкуп, наказать российского оппозиционера? Думали, что вы действительно шпион? Вы понимаете их мотивы?

– Я долго повторял слова: за что, зачем, ради чего? Как выяснилось потом, они поторопились и сообщили о моем устранении. Это изменило мою судьбу. Почему они решили оставить меня в живых? Время было упущено, благодаря своевременной реакции Украины в моем вопросе, так как в тот же день, когда меня похитили, меня уже искали и знали, где я нахожусь. Понимая, что из-за огласки меня устранить невозможно, они прилагали максимум усилий, чтобы довести меня до такого состояния, когда теряешь грань между человеком и животным, одним словом – убить во мне человека. Они использовали все методы издевательства, одиночество, голод, болезни, унижения. За эти девять месяцев они сделали все для того, чтобы я возненавидел Россию. Но им этого не удалось: напротив, мои убеждения, что власть в России необходимо срочно демонтировать, только укрепилась.

– Что для вас ЛНР и ДНР?

– Я рассматриваю ЛНР и ДНР, эти два террористических анклава, как территории ГУЛАГа, где можно проводить эксперименты, где можно испытывать новое оружие, можно делать абсолютно все, что хочешь, где нет никакой судебно-правовой системы. Можно устранять своих оппонентов, можно отправлять туда на убой русских наемников, и никто не будет их там искать. Это большая черная дыра, через которую разворовываются миллиарды бюджетных средств. Они существуют исключительно за счет поддержки российской армии.


Военные учения сепаратистов в Луганской области

– Наверняка среди ваших знакомых немало таких, которые до 2014 года сочувствовали протестному движению, а потом, после захвата Крыма, под влиянием пропаганды перешли на кремлевскую сторону...

– Действительно большинство российских оппозиционеров поначалу поддержали Майдан. Они приезжали в Украину в надежде, что, возможно, и в России произойдет нечто подобное. А после того, как вектор политики в России сместился в сторону "русского мира", многие просто сошли с ума. Они добровольно взяли в руки оружие и приехали убивать мирных граждан Украины. Я уверен, что авторитарная система в России прогнила настолько, что она разлетится на щепки, и это произойдет мгновенно. И люди, которые поддержали массовый геноцид на востоке Украины, будут нести персональную ответственность за преступления, которые они совершили. Это касается всех: и тех, кто отдавал приказы, и тех, кто их выполнял.

– У вас сохранились теплые чувства к России, есть желание приехать на родину, в Петрозаводск?

– Я очень люблю Россию, люблю русский народ. Несмотря на то что в России сейчас непростые времена, я верю, у России есть будущее, верю в отрезвление и просветление моего народа. Однажды мы все, кто сейчас вынужден скрываться вдали от родины, обязательно вернемся. Я в это верю.

– Сколько, по вашим данным, заложников в Луганске и Донецке?

– Думаю, на порядок больше заявленных официально цифр, часть удерживают в подвалах этих республик, часть на территории России. Точную цифру назвать сложно, но не меньше 200–300 человек.

– Почему затягивается обмен?

– Во-первых, пленные – это единственное, чем могут шантажировать Украину боевики и Москва. Второе: у боевиков значительно меньше пленных, чем задержанных пособников и самих террористов на территории Украины. Третье: все решения по обмену принимаются в Москве, несмотря на позицию Украины, которая принимает все возможные усилия по их освобождению.

– Вам удалось восстановить силы? Планируете заниматься общественной деятельностью?

– Первые пять месяцев были очень тяжелыми в психологическом плане. Физически вроде дома, а душой в подвале. В результате систематических побоев и нечеловеческих условий содержания у меня целый комплекс заболеваний. Чем планирую заниматься? Первое – восстановить здоровье, второе – это закон о бывших пленных, с инициативой которого выступили ряд общественных организаций, которую поддержала депутат Ирина Геращенко, он предусматривается весь комплекс социальной и медицинской помощи по реабилитации и реадаптации граждан, которые вышли из плена. Я очень надеюсь, что этот закон в ближайшем будущем будет принят Верховной Радой. Для меня этот закон и есть моя реабилитация.

Когда разговор с Анатолием Поляковым был записан, стало известно о том, что боевики "ЛНР" обменяли слепого инвалида Владимира Жемчугова, который удерживался с ноября 2015 года. Был освобожден также сотрудник миссии Организации Объединенных Наций в Донбассе Юрий Супрун, захваченный в апреле.



Анатолий Поляков размышляет о плене:

"День, месяц, год, что значит это время в повседневности? Работа, суета, множества событий и главное, что это лето, осень, зима, весна. За это время люди успевают влюбиться, сыграть свадьбы и разойтись. По телевидению сериалы, остросюжетные боевики и сводки с фронтов, трое ранено, один убит, и дальше развлекательные шоу, драки в Раде и астрологические прогнозы. Мы привыкли к этому, и для нас это жизнь.

Но что это время для матери, жены – сына, мужа, который находится в подвале боевиков, что значит это время для тех, кто каждую секунду ожидает расстрела и молит Господа о спасении? Это плен не одного человека, это плен всей его семьи, это трагедия и ежедневная боль. Это морщины под глазами уставшей и измученной женщины, которая осталась совсем одна, и на ее хрупкие плечи легла вся тяжесть повседневных забот. Это два мира, это две реальности. И об этом нужно говорить, чтобы помнить и знать, что эти люди живут среди нас и им нужна помощь. И что на их месте завтра может оказаться каждый из нас!"


maxvl: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dolgo_vo59 в Изнасилования и проституция в российской армии. Шокирующие факты.
Оригинал взят у [livejournal.com profile] avramenko_konst в Изнасилования и проституция в российской армии. Шокирующие факты.
Оригинал взят у [livejournal.com profile] lorddreadnought в Изнасилования и проституция в российской армии. Шокирующие факты.
По данным Международной комиссии ООН по борьбе с сексуальной эксплуатацией людей, Россия – один из лидеров по вовлечению солдат в проституцию и порнобизнес. По данным газеты «Собеседник», солдаты в России становятся проститутками по разным причинам. Одних заставляют, другие торгуют собой по собственному желанию (платя часть выручки за возможность свободного выхода из части). Удовлетворяют клиентов «салаги» (особенно «наклоняют» учившихся в вузах).

По данным международного гей-гида Spartacus, прямо в центре Москвы можно на ночь купить солдата или курсанта. Приводятся даже «комментарии бывалых», которые советуют совершить секс-тур по подмосковным воинским частям. Здесь, мол, офицеры на КПП выносят фотоальбомы, и желающий крепкой «мужской дружбы» выбирает себе бойца по вкусу. Цены, если верить гиду, колеблются от 100 долларов до 500 долларов за ночь, пишет газета «Комсомольская правда». Позднее суд потребовал, чтобы газета опубликовала опровержение своего материала о проституции в одной из военных частей внутренних войск.

Как рассказал солдат воинской части в Щелково, «когда я стоял на посту, ко мне подошли деды и силой затащили в каптерку.

В каптерке каждый из них по очереди меня отымел. На следующий день многие стали косо смотреть в мою сторону. Я сразу просек, что слухи разлетелись по всей части. Ко мне подошел офицер и в лоб заявил: «Завтра обслужишь двух клиентов». Я понимал, что если скажу «нет», то потом буду харкать кровью, но все же ответил отказом. Услышав «нет», офицер бросил мне в лицо фотографии (деды засняли изнасилование) и сказал: «Не обслужишь — карточки увидит твоя мать».

Другой солдат Илья стал проституткой на втором месяце службы. Ему пришло письмо от любимой. Сержанту не понравилось, что солдат не дал ему первым прочитать это письмо. «Он мне сказал, что девчонки мне больше не понадобятся. Вчетвером поволокли меня за казарму на заброшенную спортплощадку, где шли ремонтные работы и все завалено мусором. Там меня поставили на колени, привязали к фонарному столбу, запрокинули голову, несколько раз ударили в пах, так что у меня пропала всякая охота сопротивляться или кричать. Открыли мне рот и по очереди поимели. Когда пришел в себя, уже лежал на невысокой деревянной лавчонке из двух досок, под которые были положены кирпичи на такую высоту, чтобы трахать. Испугался жутко, что-то мямлил, просил отпустить, но, по-моему, только распалил своих насильников. Когда пришел в себя, уже смеркалось. Три дня провалялся в карантине, прямо в казарме. Потом вновь началось принуждение», — рассказал солдат.

Некоторые солдаты, не выдержав насилия, кончают с собой. Военные списывают самоубийства на «неуравновешенную психику солдат».

В 2007 году в правозащитную организацию «Солдатские матери Петербурга» обратился солдат из воинской части номер 3727 в Санкт-Петербурге. Эта часть расположена в двух шагах от Дворцовой площади и Эрмитажа.

По его словам, помимо вымогательств, пыток электрическим током, избиений металлическими табуретами, старослужащие заставляли новичков заниматься проституцией. Старослужащие регулярно требовали приносить им деньги. Если денег для «дедов» не было — отправляли в город попрошайничать, если приносили мало — били и предлагали пойти более простым путем — заниматься мужской проституцией.

При этом, как заявил радиостанции «Эхо Москвы» правозащитник Руслан Линьков, руководство штаба внутренних войск и военная прокуратура были в курсе происходивших в этой части событий. В создании клиентской сети участвовали высокие чины из командования части. Он заявил, что клиентами солдат-проституток были даже генералы внутренних войск и сотрудники ФСБ. Как заявила сопредседатель «Солдатских матерей» Элла Полякова, в списке так называемых «клиентов» были «полковники ФСБ, генералы в отставке».

Гомосексуализм стремительно превращается в одну из самых острых проблем армейской жизни.

Сексуальное насилие со стороны "дедов" и офицеров все чаще становится причиной самоубийств, побегов из воинских частей и попыток кровавой мести.
Если еще 10 лет назад из 200 случаев суицида в армии лишь 5–6 были связаны с этой заразой, то сегодня их число выросло в 2 раза.

С разгулом педерастии так или иначе связано и каждое десятое дезертирство. Впрочем, нередко бывает и так, что солдаты мирятся со своей участью и в качестве сексуального раба тихо дотягивают до дембеля.

Военные и гражданские врачи пришли к выводу, что насильственный или добровольный "казарменный гомосексуализм" часто становится причиной тяжелых психических расстройств и нервных срывов.

То, что вы сейчас прочитаете, не литературное произведение. Это часть официального доклада общественной правозащитной организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга", предоставляемого в Совет Европы, в ООН, президенту и премьер-министру РФ.

В «Солдатские матери Санкт-Петербурга» обратилась мать пропавшего солдата Р. Согласно рассказу матери, Р. находился в роте связи штаба округа внутренних войск с мая 2005 года. А 8 августа 2006 года он бесследно исчез. По словам Р., его жестоко избили и заставили идти к «клиентам». Первый «поход» привел к тому, что Р. замкнулся в себе и перестал общаться с окружающими. Молодого человека продолжали и далее жестоко избивать, понуждая «работать». Позже Р. нашёлся и дал следующие показания «Солдатским матерям»:

"Учебная часть была в г. Кирове. Номер части не помню, там было все нормально. После полугода службы отправили служить в Санкт-Петербург, ул. Миллионная, д. 33, в/ч 3727. Первые три дня никто не трогал. Потом сослуживец П. вечером объявил всем вновь прибывшим, что нужно сдавать деньги дедам. Сами деды деньги никогда ни у кого не брали, деньги мы передавали через П. Потом начались вымогательства сигарет, нужно было ходить в самоход за спиртными напитками, приносить деньги. Если не было денег, нужно было уходить из части и искать. У каждого «духа» (солдата первого года службы) в части был свой «дед». У меня «дедом» был Г. Деньги требовали почти каждый день от 50 руб и до 1000 руб., или называли дату и к определенной дате – сумму, которую надо было где-то достать.

Если не было денег, уходил в самоход и помогал разгружать машины. Если не находил деньги – меня били. Бил весь старший призыв. Пробивали «лосей» табуреткой, за один раз могли нанести от 10 до 20 ударов. Если избиение происходило в столовой – били железными табуретками. Били руками и ногами, могли по одному человеку наносить удары несколько человек сразу. Избивал Т., Л., П., М.

Пытали ТА-57 (телефонный аппарат 57 года выпуска), к большим пальцам ног привязывали оголенные провода, и крутили ручку аппарата, между проводами возникал ток. При этом надо было стоять, человека трясло, невозможно было спокойно стоять на полу, ощущения напоминали судороги, а тем, кто крутил аппарат было смешно. За ночь могли разбудить несколько человек и так пытать.

«Прокачивали», заставляли отжиматься, приседать, пока не надоест старослужащим. Если кто-то из молодого призыва что-то делал не так, за это отвечали все военнослужащие его же призыва, подвергались избиениям и издевательствам. Старослужащие в столовой не ели, повара готовили им отдельно.

«Сушили крокодилов», нужно было висеть между дужками кровати.


Те, кто не мог достать деньги, ходили в Катькин сад, там они занимались проституцией, у кого была гражданка, те переодевались, у кого не было, шли так. Кто хотел, брал список клиентов, который был почти у каждого в части, у кого был телефон. Из 70 человек в роте могли находиться в расположении всего 30 человек, остальные были «на заработках». Дисциплины в части нет, мне за ночь удавалось около 4 раз сходить в магазин. Офицеры знали о том, что происходит в части, это продолжается уже несколько лет.

Зимой перенес воспаление легких, потому что в казарме температура была +13, две недели ходил в сан.часть, там давали какую-то таблетку и отправляли обратно, потому что в сан.части из лекарств была только зеленка. Потом обратился в санчасть штаба округа, оттуда госпитализировали в госпиталь внутренних войск, там проводили ВВК, признали годным и отправили обратно в часть. Лечащий врач делал три снимка, чтобы определить воспаление легких. После этого болел еще стрептодермией, обращался в санчасть, там мазали зеленкой и ни какой мед. помощи не оказывали.

Был свидетелем избиения Н. в бытовой комнате, когда его избил П., удары наносились ногами. Н. часто били.

Повар части С. был свидетелем многих избиений, которые происходили в столовой.

Прослужил год. 6 августа ушел в увольнение, уходил один, одет был по форме, вечером надо было вернуться в часть. Гулял по городу, был возле магазина «Перекресток» у ст.м. «Сенная площадь», познакомился с тремя парнями, во дворе какого-то дома они меня избили, очнулся уже ночью без телефона и военного билета. Побоялся возвращаться в часть, дошел до ст.м. «Балтийская», сидел на лавочке. Там подошли…, предложили заработать денег, сказали, что надо строить дом около г. Гатчины. Вместе со мной согласился еще один человек, мужчина 30 лет, звали его Александр, он был из Карелии. Ехали на Фольксвагене, приехали в деревню, вокруг был лес, елки, камни. Видел рядом еще три дома, старые срубы, одноэтажные.

Утром следующего дня приступил к работе, рыл котлован, мешал цемент, носил кирпич. Жил в бараке, где еще было сначала 10, потом 8 человек. Кормили пшенкой и гречкой. Дом охраняли 6 человек, которые, когда напьются – били. Видел как одного человека избили битой, связали и положив в багажник машины – увезли. На зиму выдали старую одежду.

Больше года находился в рабстве у неизвестных людей. Убежал оттуда вместе с парнем Алексеем, он был из Подмосковья. Убежали когда охранники были пьяные. Вышли и пошли в лес, шли целый день, ночью зажигали огонь и грелись, так ночевали два дня, потом вышли к железной дороге, сели на товарный поезд, ехали, пока не сняла охрана, остановились перед границей и легли спать в лесу. Утром пошел к речке, чтобы умыться, когда пришел, не нашел Алексея. Пошел к Волосово, оттуда до Гатчины, шел по трассе, сел в электричку и доехал до С-Пб, оттуда на электричках и попутках добрался домой…»

В январе 2007 года в организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга» пришел мужчина, который принес письменное свидетельство молодого человека из роты связи штаба внутренних войск Северо-Запада России. На многочисленных страницах в хронологической последовательности педантично описано все, что происходило с молодым человеком в этой части и чем живет «коллектив» военнослужащих в/ч 3727.

Прибыв из «учебки» в часть № 3727, Н. примерно месяц находился в весьма комфортных и нормальных условиях. Другие солдаты постоянно из части куда-то уходили и возвращались из города с деньгами. Где-то через месяц после того, как Н. прибыл в в/ч 3727, старослужащие ночью жестоко избили Н., когда тот находился в наряде, мыл полы в столовой. Около пятнадцати ударов металлической табуреткой по голове оказались весомым аргументом для того, чтобы Н. согласился взять у  старослужащих мобильный телефон и список телефонов «клиентов». Для закрепления преподанного урока, Н пытали электрическим током. «Били током телефонного аппарата 57 года выпуска. Прилагали к одной руке провод, а потом к другой, и начинали крутить ручку. Меня так начало трясти, что чуть после этого не стал заикаться. При мне был случай, когда рядовой Моисеев ходил ночью и бил всех током… вставлял иголки между пальцев и било током так, что человек спавший на втором ярусе подпрыгивал с криком и падал на пол. Я просто всю ночь не спал. Одного солдата держали, закрыв ему рот, и били током и это все видел дежурный офицер, но емудо этого не было никакого дела».

Н. должен был ежедневно звонить по списку «клиентов», предлагать свои услуги, ездить, обслуживать и привозить оттуда деньги. Тысяча рублей в обязательном порядке отдавалась старшему «деду». Часто имели место случаи, когда «клиенты» приезжали на своих машинах непосредственно к воротам казармы на Миллионной, 33 (возле Эрмитажа), обращались к постовому на воротах с просьбой вызвать солдата такого-то роста и телосложения. Дежурный звонил дневальному в казарму, тот среди ночи будил солдат и отправлял «на работу». Молодые люди выходили прямо через ворота части, а когда режим пропуска усиливался, они вылезали через окна столовой (переодеваясь там в гражданскую одежду).


О клиентах Н. тоже говорит в своих объяснениях. Среди них был некий генерал-майор в отставке, у которого в квартире на столе стоит собственная фотография в генеральской форме в обнимку с Жириновским и какими-то мальчиками. Клиент-«генерал» в первое же общение с Н. сообщил, что Н. у него не первый, что к нему ходили и «дедушки» Н., и «дедушки» «дедушек» Н., и «дедушки» «дедушек» «дедушек»… Лет пять – семь обслуживают… Полковник ФСБ из Москвы возил Н. в сауну. Чекист напился, показывал свое служебное удостоверение и делился горестями: он «отмазал» своего сына от армии, а теперь, его «сыну то нравится, когда отец его насилует, то не нравится…».

Н. указал несколько городских адресов, куда ездил к «клиентам». Пушкинская 13,  Мойка 16… Дело поставили на такой поток, что даже ребят, находившихся на излечении в госпитале внутренних войск на улице Бабушкина (метро «Елизаровская»), заставляли «отрабатывать» проституцией. За больными солдатами приезжали машины, останавливались у задних ворот клиники и ждали, когда молодые люди в больничных пижамах и тапочках перепрыгнут через забор.

Н. считает, что офицеры и командование внутренних войск не могли не знать о том, что происходило в части. Не обнаружить в части еженощное отсутствие 10-15 военнослужащих вряд ли возможно. Н. считает, что офицеры получают проценты от «бизнеса». Впрочем, это лишь догадки Н.


Когда солдат из Петербурга передислоцировали в часть в пригородное Лемболово (филиал роты связи штаба округа внутренних войск), офицеры ежедневно оформляли солдатам «увольнительные» в город. По словам Н., старослужащие регулярно требовали приносить по 1000 рублей. Н. «стрелял» деньги в электричках. Но когда денег было мало, приходилось заглядывать в специальную записную книжку с адресами «клиентов». «Тебе говорят принести денег, и ты смотришь по своему блокнотику, к кому поехать, чтобы эти деньги достать. Не принесешь – не будешь спать сутки», – рассказывает Дима – «записные книжки со списками клиентов передавались от поколения к поколению».  Иногда из 35 срочников с узла связи в Лемболово одновременно не ночевали в казарме по 10 солдат. Кроме того, по словам Н., в части в Лемболово офицеры заставляют солдат сутками разбирать на драгоценные металлы военные радиостанции, потом незаконно торгуют этими драгметаллами. Н. лично двое суток, вместе с еще 10 солдатами, без сна таскал радиостанции на «разборку» и фасовал драгметаллы, которые офицеры потом загрузили в машину и увезли в неизвестном направлении.

Военная прокуратура имеет весьма детализированное представление о происходящем. Когда осенью 2006 года разгорелся скандал в связи с демонстрацией по каналу НТВ записи «дембельского альбома» старослужащих полка внутренних войск, дислоцированного в Петербурге на Измайловском проспекте (на пленке «деды» били молодых солдат, отнимали у них деньги, а один из солдат признался в занятиях проституцией), прокурор спецпрокуратуры, курирующей Северо-Западный округ внутренних войск, господин Рева Александр Григорьевич, лично признал в беседе сопредседателю организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элле Поляковой и правозащитнику Русланом Линьковым, что ему известны факты проституции в роте связи штаба округа.

Для того, чтобы закрепить весь массив информации о бизнесе штаба округа внутренних войск, журналисты нескольких газет и радиостанции «Эхо Москвы» совместно с «Солдатскими матерями» провели ряд исследований. Была предпринята попытка «контрольной закупки» солдата на КПП части. Она не увенчалась успехом. Вероятно, из-за того, что время оказалось ранним, и перед воротами стоял автомобиль высокопоставленного генерала из штаба. Спустя два дня журналист из радио «Эхо Москвы» специально гулял напротив тех же ворот. Примерно в 20 часов 30 минут из части вышли четыре солдата в форме. По Миллионной улице они дошли до магазина. Корреспондент следовал за ними. Из лавки, военнослужащие направились прямиком в «Катькин сад». Там одного из них очень быстро «сняли» и увезли в частной машине. Остальные погрузились в маршрутку и уехали в сторону метро «площадь Александра Невского». Последующее наблюдение было решено не производить, т.к. было известно, что «клиентура» подбирает солдат в последнем вагоне поезда метро, движущегося от «Алексанра Невского» в сторону «площади Восстания» и «Невского».

Есть и более «продвинутые» варианты «работы с клиентской базой». Как поведал Н., в Интернете, на определенной странице даются специальные объявления. Без ссылки на страницу в интернете, достаточно привести несколько цитат из «рекламы» такого рода:

Про интернетных солдат и курсантов.
Сообщение послал(а): Доведение до катарсиса
Дата: 24 января 19:02
Неужели никто из здравомыслящей интернет-аудитории не понимает, что это УЖЕ НЕ СОЛДАТЫ И КУРСАНТЫ, а проститутки! Секс с парнями в форме интересен, когда они взяты от КПП, в роте или в общественном туалете и у них нет сутенера, рекламирующего их на досках. Это будоражит тогда, когда это у парня ВПЕРВЫЕ с мужиком, и обоих от этого ЛИХОРАДИТ!.
1)4000 тыс рублей за 14-сантиметровый "активный" ромкин член - это, простите, смешно. У моего кота покойного был больше!
2)Тут уже писали про пропавшие деньги и возможный ремонт.
3)Вы общались когда-нибудь с курсантами? Ни один не признается никогда перед сослуживцами, что он общается с геями. А тут прямо они кучками ездят, все из роты одной... Заставляет задуматься, кто они, прАтивные!
4)Теперь и сертоловские солдаты туда же... Но в отличие от части с Мужества хотят наравне с курсантами 4000 рублей, хотя тщедушнее существ в форме я давненько не видел.
5)Ну когда же закончится эта интернет-истерия с солдатами!? Когда же до разумных голов пользователей дойдет, что их обслуживают те же пидовки...только в камуфляже.
"Где лучшие пидовки?" -У нас в клубе!-снимайте гламурных девочек!

Курсанты,  вечер , ночь !
Сообщение послал(а): сейчас
Дата: 6 января 16:28
по 20 лет. тел...

Сообщение послал(а): курсанты
Дата: 12 января 13:46
саша.24/180/73/17/4.крепкий, не манерный, уни-акт.
ден.18/176/64/20/5.уни-акт. с большим
рома.21/174/64/16/4.5.уни-пас.
встреча 2000 - 5000.т.р.
тел…

где тусуются курсанты/солдаты с мужества?
Сообщение послал(а): вч
Дата: 24 января 22:03
долго искал - но не нашел. где часть знаю - непонятно время и точное место. Буду рад любой информации. Могу составить
компанию. авто есть.

Уни-Питер 21/180/72/17 Дорого! мдв ваше.

9 февраля 2008 года сопредседатель организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова вместе с мамой пропавшего солдата Р. посетила в/ч 3727. Без присмотра офицеров удалось поговорить с солдатами лишь пару минут. Один из них дал знать, что «в части уже две недели действует особый режим из-за того, что ожидается некая провокация». (Не исключено, что слух о проводимом расследовании просочился в штаб внутренних войск). Командиры части нахваливали свое подразделение. Когда Элла Полякова спросила, есть ли среди собранных в зале солдат, молодые люди М. и К. (их упоминал Н., как тех, кто был в тот период задействован в организации процесса «обслуживания клиентов»), офицеры сообщили, что М. комиссован с гепатитом, а К. – с ВИЧем…


Офицеры отрицают факты проституции, пыток током, избиений металлическим табуретом по голове, похищения с целью вывоза на рабские работы за город. А один из заместителей военного прокурора Ленинградского военного округа в интервью радио «Эхо Москвы» заявил, что занятие проституцией – личная жизнь солдат, в которую командование частей и прокуратура не имеют право вмешиваться, так как существуют конституционные права граждан на неприкосновенность личной жизни.

Журналистам военные говорили, что солдат Н. психически невменяем, что его словам нельзя доверять. Факт пропажи из этой же части №3727 на Миллионной улице в Петербурге солдата Р., военные не связывают с насилием в отношении военнослужащего.

«Солдатские матери Санкт-Петербурга» предоставили военным прокурорам большой пакет документов, подтверждающих преступления против молодых людей во внутренних войсках и непосредственно в воинской части №3727 при штабе внутренних войск Северо-Западного округа. В распоряжении военных прокуроров оказался и солдат Н. Он полностью подтвердил следователям свои показания. Рассказал об избиениях и вымогательстве, о сложившейся за многие годы системе сексуального рабства солдат. Однако следователи не посчитали доказательства, представленные «Солдатскими матерями», убедительными. По версии следствия, Н. – не жертва преступления, а преступник, самовольно покинувший воинскую часть 3727, где отсутствовали неуставные отношения и царил порядок с образцовым бытом. К солдату Н. был приставлен специальный адвокат, который с правозащитниками категорически не пожелал общаться. По словам Н. адвокат убеждал его пойти на «сотрудничество» со следствием, обещая мягкое решение проблем молодого человека. Параллельно из руководства внутренних войск пошли «утечки» в СМИ, дескать, Н. не в армии сделали сексуальным рабом, а он пришел в вооруженные силы, уже будучи геем и ему самому нравилось заниматься проституцией. Одновременно, на официальном уровне, командование внутренних войск не уставало твердить, что разговоры о проституции и насилии в их частях – ложь и клевета на российскую армию, попытка срыва грядущего военного призыва, провокация против первого вице-премьера Иванова (курирующего силовой блок).

До скандала с проституцией, руководство в/ч 3727 представило в военный госпиталь, где молодой человек Н. проходил освидетельствование военно-врачебной комиссией (на предмет годности или негодности к военной службе), характеристику, в которой утверждалось, что Н. к службе практически не приспособлен. А сразу после публикаций в СМИ о творившемся в элитной части при штабе округа внутренних войск, на словах, рассказывая журналистам, что основной свидетель и потерпевший – псих и ему веры нет, на деле, военные добились признания Н. годным к службе в вооруженных силах и возбудили против него уголовное дело по обвинению в дезертирстве. Из госпиталя Ленинградского военного округа №442, молодого человека перевезли в воинскую часть внутренних войск при специальной прокуратуре внутренних войск на улице Якубовича в Санкт-Петербурге. После того, как против Н. возбудили уголовное дело, он попытался покончить жизнь самоубийством - с помощью стекла он пытался разрезать себе сонную артерию прямо в воинской части при прокуратуре. Его удалось спасти в последний момент. Затем Н. отправили на судебно-психиатрическую экспертизу в специализированную клинику на Обводном канале. Там Н. совершил еще одну попытку самоубийства.


Н. был признан вменяемым и в упрощённом порядке признан судом виновным в самовольном оставлении воинской части. Н. пошёл на сотрудничество со следствием и признал что самовольного оставил часть без стечения тяжёлых обстоятельств. «Солдатские матери» считают, что молодой человек мог дать данные показания против себя только вследствие психологического или физического насилия.

Как следует из первичных опросов допросов Н. следователями военной прокуратуры, молодой человек полностью подтверждал всю информацию, рассказанную ранее «Солдатским матерям». Он утверждал, что вынужденно покинул внутренние войска, подробно объясняя причины своего поступка.

Однако, когда после того, как в отношении молодого человека в качестве меры пресечения был выбран арест, Н., стал давать показания, что проституция, избиения и рабский труд являются выдумкой, которую он рассказал «Солдатским матерям» с целью избежать наказания за «самоволку». Солдат Н. потом еще не однократно отказывался от этих показаний, при чём делал эти отказы в те редкие моменты, когда ему доводилось перевестись из-под опеки военного следствия в ведомство судмедэкспертов и психиатров.

В «упрощенном» судебном процессе солдат ни слова не сказал об издевательствах над ним в войсковой части № 3727, не сообщил ничего об этих фактах военному суду и адвокат солдата. В то время, когда Н. находился под арестом, он расторг соглашение с адвокатом, который ранее представлял его интересы. Н. был назначен государственный адвокат, который и «представлял» интересы Н. в суде.

Также в «Солдатские матери Санкт-Петербурга» в разное время поступали следующие обращения из части 3727:
Военнослужащий А. Л. утверждал, что в части 3727 вымогали деньги. Позже мать сообщила, что на обидчиков возбудили уголовное дело, однако сын просил, чтобы это дело закрыли.

Военнослужащий В.Б. утверждал, что в части 3727 постоянно подвергался издевательствам со стороны старослужащих, из-за его замедленной реакции над ним постоянно насмехались, причиняли ему нравственные страдания.

Военнослужащий И.К. обращался в связи с тем, что хотел расторгнуть контракт. Утверждал, что служил в одной части с Н., полностью подтверждает его слова о проституции в части. Говорит, что солдатам давали списки с номерами телефонов, куда они потом ездили.

Военнослужащий И.Т. утверждал, что был избит в части старослужащими. Отец по телефону сообщил, что сейчас все хорошо, сына отвезли обратно в часть, того, кто его бил, перевели в другую часть.

Командование войсковой части внутренних войск РФ № 3727 подало в суд иск к организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» с просьбой компенсировать войсковой части потерю деловой репутации. Ущерб был оценен в 2 млн. рублей. От командования части подпись под иском поставил командир в/ч № 3727 Александр Борк. «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» удивил предмет иска: какая может быть у войсковой части «деловая репутация»? Войсковая часть позиционирует себя как не занимающаяся коммерческой деятельностью (в реальной жизни это, на взгляд организации, не так). Договоры со сторонними организациями, как и имущество воинской части, оформляются на имя Российской Федерации, а не на конкретную часть, таким же образом подписываются «контракты» с военнослужащими.

2 июня 2008 года Куйбышевский Федеральный Центрального района Санкт-Петербурга вынес решение о том, что за «потерю деловой репутации» «Солдатские матери Санкт-Петербурга должны заплатить в/ч 3727 15 тыс. рублей, а газета «Комсомольская правда» - 7 тыс. рублей.

Судья Панова отказала правозащитникам из организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» и газете «Комсомольская правда» в ряде ходатайств о приобщении к материалам дела ряда важнейших, с точки зрения «Солдатских матерей», доказательств. Судья отказалась просматривать видеозаписи с признаниями солдат о фактах неуставных отношений, в которых солдаты сами рассказывают о том, к чему их принуждали. Также не были приобщены к материалам дела свидетельские показания еще одного потерпевшего солдата, в которых он подробно рассказывает обо всем, что с ним происходило в части 3727 и полностью подтверждает ту информацию, которую правозащитникам сообщил потерпевший солдат Н. Отказ Суда исследовать и приобщать к рассматриваемому делу о «деловой репутации» части внутренних войск №3727 документальные доказательства и видео-свидетельства нарушил принцип состязательности сторон.

На взгляд организации, произошедшее в Куйбышевском суде Центрального района Санкт-Петербурга является важнейшим прецедентом для всего журналистского сообщества в России. Военные настояли на том, что права журналистов на свободное получение и распространение всесторонней информации, имеющей общественное значение, может быть ограничено. Теперь, если руководствоваться решением Судьи Пановой, журналисты не смогут сообщать о фактах неуставных отношений и пыток в вооруженных силах до того момента, пока какую-нибудь информацию им не предоставят сами военные начальники или военное же правосудие. В противном случае, воинские части будут душить средства массовой информации своей "деловой репутацией".

Напомним, что существует решение Европейского Суда по Правам Человека по заявлению исландского журналиста Торгера Торгерсона против Исландии. Правосудие этой страны в 80-ых годах прошлого века обвинило Торгерсона в диффамации – информацию журналиста о противоправных действиях полицейских Рейкьявика, избивавших граждан, исландские суды признали порочащей репутацию полиции. А Европейский Суд по правам человека выступил на стороне журналиста и в своем окончательном решении констатировал: «Суд полагает, что признание заявителя виновным и обвинительный приговор могут воспрепятствовать открытой дискуссии по общественно значимым вопросам» (пункт 68 решения). Материалы этого дела доступны на русском языке здесь:
http://www.echr.ru/documents/doc/6032305/6032305.htm.

«Солдатские матери Санкт-Петербурга» подали кассационную жалобу на решение судьи Пановой в Городской Суд Санкт-Петербурга. 9 сентября 2008 года Городской суд Санкт-Петербурга оставил в силе решение Куйбышевского суда. В настоящее время жалоба  находится на рассмотрении Европейского суда по Правам Человека в Страсбурге.
P.S. По этическим мотивам не все материалы по данному делу вошли в доклад.

Ещё одна ссылочка на эту тему -
http://studentport.ru/politics/outlaw/detail.php?ID=13250

Интернет переполнен сообщениями, предложениями. Так что если кто-то всё ещё сомневается, то пусть попробует набрать через поисковик и убедиться самостоятельно, что всё описанное правда.





maxvl: (Default)

Еще один украинский заложник Андрей Коломиец на днях получил 10 лет строгого режима. Его дело казалось мне запутанным, тем более что возможности посетить оккупационный "суд" в Симферополе не было и разбираться приходилось дистанционно: по обвинительному заключению, рассказам Крымской правозащитной группы, ответам адвоката. Однако общую картину составить удалось.

Дело состоит из двух совершенно разных статей: одна про события на Майдане, другая про наркотики в Кабардино-Балкарии. В КБР уроженец Киевской области Коломиец жил у любимой женщины Галины Залихановой, там же его и арестовали.

Начнем с наркотиков, которые обычно используются для деполитизации политических дел. Версия следствия, которую Коломиец сначала подписал и от которой отказался на суде, заявив, что давал показания под пытками, выглядит придурковатой. Будто бы 15 мая 2015 года оперативники пришли к Залихановой, обследовали дом, ничего не нашли, но все равно "предложили проехать" Коломийцу на опрос, потому что его поведение и украинское гражданство показались им подозрительными. Он проехал, без принуждения рассказал все, что они хотели знать, а потом его отпустили. Вот только автобусы обратно в поселок уже не ходили, и ему пришлось гулять по Нальчику и спать на лавочке. Утром он поехал домой автостопом, но по дороге увидел целое конопляное поле (где - не скажу) и нарвал себе в пакет 152,3 грамма. И, как назло, только он сел в попутную машину, как ее остановили и обыскали, найдя под передним креслом тот самый пакет.

После отказа от показаний Коломиец говорит, что никуда его, конечно, после обыска и допроса не отпускали, дозвониться жена не могла. Просто через сутки задержанного пересадили из полицейской машины в какую-то другую и, когда она тронулась, остановили и обыскали под протокол.

Теперь перейдем к Майдану. Даже, наверное, неприлично говорить, что это не относится к российской юрисдикции. Я уже писала про хронологические подтасовки, связанные с крымскими политическими делами, и это одна из них, одна из наиболее ярких. Российский СК типа защищает крымских беркутовцев, потому что они граждане России. Правда, на момент противостояния на Майдане они были гражданами Украины, а "преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния" (ч. 1 ст. 9 УК РФ). Ну есть теоретический шанс, что они в нарушение украинской Конституции, запрещающей двойное гражданство, прятали российский паспорт, но такой информации в ходе процесса не появлялось.

По версии обвинения, Коломиец во время столкновений на Грушевского кидался "молотовыми". Из-за этого на сотруднике "Беркута" Козлякове загорелся бушлат, а у его коллеги Гавриленко - штанина. Оба, по их словам, почувствовали лишь физическую боль, а повреждений не получили: пламя очень быстро потушили.

Доказательства включают в себя фото обгоревшего бушлата (Гавриленко испорченные штаны выбросил) и показания. И все. Обвинительное заключение в принципе можно написать так, чтобы белые нитки были незаметны, но это не тот случай. В него включили первые показания Козлякова. Особенно примечательна дата этих показаний - 2 марта 2014 года. Из контекста понятно, что за дело взялись крымские органы, которые еще до формальной аннексии, но после ввода зеленых человечков считали себя российскими и с украинскими властями более не взаимодействовали.

Интересно и содержание этих показаний (пересказ от третьего лица): "Пошел в сторону остальных сотрудников БМОН "Беркут", которые находились дальше по ул. Грушевского. Кто-то крикнул ему, что он горит. Он обернулся через левое плечо, почувствовал запах керосина и солярки. Увидев вспышку пламени, остановился. К нему подбежали другие сотрудники и потушили на нем огонь". То есть очевидно, что Козляков не видел ни бутылку, ни кидавшего - скорее всего, смотрел в противоположную от линии столкновений сторону.

Однако уже в показаниях от 7 июля 2015 года он говорит: "Среди бросавших коктейли Молотова был молодой человек, который выходил из автобуса с левой стороны, подбегал ближе к нам и бросал в нас коктейли Молотова, после чего возвращался и снова забегал за автобусы и скрывался от нас. Данного человека я могу опознать, он невысокого роста, худощавый, славянской внешности, светлые волосы, широкие скулы, щеки впалые, глаза глубоко посаженные, был одет в черную куртку. Его лицо я запомнил, так как он был без маски на лице. Его я видел на расстоянии примерно 5-8 метров от себя. Этот молодой человек бросил в мою сторону бутылку с зажигательной смесью, коктейль Молотова, от которого у меня загорелся бушлат, а также воротник на каске. Я почувствовал жар около лица..."

Внезапное прозрение через полтора года - чуть ли не профессиональная черта полицейских страдальцев, об этом знает всякий, кто знаком с Болотным делом. Понятно, что подробное описание внешности появилось уже после того, как Коломиец был арестован, и именно потому, что нужно было сшить персональное дело. До этого Козляков знать не знал, кто попал в него "молотовым".

У Гавриленко штанина горела так, что физическая боль была, а ожога, который стоило бы перебинтовать, не возникло. Тоже профессиональное: сильная боль, не оставляющая следов.

...Ах, да, надо напомнить, что вот эта вот бесследная боль квалифицирована не как хулиганство там, или массовые беспорядки, или легкие телесные - а как покушение на убийство.

На самом же Коломийце, по словам гражданской жены, оставались следы пыток: она рассказала о них на процессе. Как пишет Крымская правозащитная группа, Коломиец рассказал защитнику, что старший оперуполномоченный Центра "Э" ГУ МВД России по СКФО Боровик С.Г. вместе с другими сотрудниками правоохранительных органов надели ему на голову пакет, присоединили к пальцам рук с помощью больших скрепок провода, подложили под них влажную ткань и пропускали электрический ток.

Вряд ли вымысел, слишком уж похоже на обычную практику.


Доступные в России зеркала Граней:
http://mirror627.graniru.info/blogs/free/entries/252194.html
https://gr1.global.ssl.fastly.net/blogs/free/entries/252194.html

maxvl: (Default)

Так утверждает Николай Николаевич Браун, поэт, общественный деятель, бывший политзаключенный. Недавно им были проведены два авторских вечера памяти поэта «Есенин в единоборстве с веком. Жизнь и смерть. Только факты». После увлекательного рассказа, где некоторые факты были обнародованы впервые, Николай Браун исполнял свои песни на стихи Есенина. Побывав на одном из этих вечеров, наш корреспондент встретился с Николаем Николаевичем.

- Николай Николаевич, вы считаете, что Есенин умер при допросе?

- Да, точнее - в результате пыток при допросе. Именно к такому выводу пришел мой отец - известный поэт Николай Леопольдович Браун, лично знавший Сергея Есенина. В декабре 1925 года он вместе с другими писателями выносил его тело из гостиницы «Англетер».

«Отец намеренно не писал воспоминаний»

- Николай Николаевич, когда и при каких обстоятельствах ваш отец познакомился с Сергеем Есениным?

Он был знаком с Николаем Гумилевым, Николаем Клюевым, Павлом Васильевым, Иваном Приблудным, Алексеем Ганиным. Петром Орешиным. С Сергеем Есениным отца познакомил Клюев.

Встречи Брауна с Есениным не могли быть частыми - они жили в разных городах, Сергей Александрович преимущественно в Москве, и в Петрограде-Ленинграде бывал наездами. Об их близком знакомстве говорит тот факт, что Сергей Александрович подарил отцу автографы двух своих стихотворений: «Снова пьют здесь, дерутся и плачут» и «Мне осталась одна забава: пальцы в рот - и веселый свист!». Они каким-то чудом уцелели во время блокады, не пропали при обысках, и сейчас хранятся в моем архиве.
У отца была замечательная память. Но он намеренно не писал воспоминаний, не хотел даже слышать об этом. Только в середине 60-х он впервые рассказал мне, уже взрослому, о том, как выносил убитого Есенина из «Англетера». Оказавшись в мордовских политлагерях, я на свидании обратился к отцу с просьбой написать о Есенине. Рассказать все как было. В надежде, что после освобождения опубликую его воспоминания за рубежом. У меня был большой срок - 10 лет (ст. 70 УК РСФСР), который я отбыл до конца. Отец прислушался к моей просьбе, выполнив ее частично. Воспоминания он написал, но заведомо только то, что могло быть опубликовано в советской печати. Кстати, насколько мне известно, никто другой так ярко и точно не описал чтение Есениным его стихов.

Очевидцев суицида не нашлось

- В связи с чем в тот роковой для Есенина декабрьский день 1925 года Браун-старший оказался в «Англетере»?

В редакцию «Звезды», где в то утро были только Николай Браун и Борис Лавренев, из «Англетера» позвонил Павел Медведев. Он попросил их прийти, сообщив, что Есенин покончил с собой. Писатели должны были увидеть Есенина мертвым и подтвердить версию суицида. О том, как Есенин покончил самоубийством, в гостинице рассказали Медведев, Фроман и Эрлих. Но и они, как оказалось, ничего своими глазами не видели. Им тоже «рассказали». Покойный был уже приготовлен для демонстрации. Однако первоначальные фотоснимки, которыми мы сегодня располагаем, обнаруживают совсем иное. У Есенина были изрезаны, похоже, бритвой, руки. Но не поперек, а вдоль. Как при пытке. Левый глаз запал. Две пробоины чуть выше переносицы и одна - над правым глазом. А ведь Николaй Леопольдович говорил мне о «глубоко проникающей ране под правой бровью», которая была «смертельной», о «синяке под левым глазом», о «следах побоев». Отец в голодное время, в 1919-20 годах, чтобы выжить, работал санитаром «скорой помощи». Он неплохо знал анатомию. Трупов он видел много, среди них попадались и висельники. Но у Есенина не было ни посинения лица, ни высунутого языка.

«Есенина нужно было выносить, - рассказывал отец, - я взял его, уже окоченевшего, под плечи. Волосы рассыпались мне на руки. Запрокинутая голова опадала. Были сломаны позвонки». В книге Мельгунова «Красный террор в России» упоминаются специальные удавки для ломки позвоночников, имевшиеся в ЧК. Удавка могла быть применена и здесь. Чем и как был пробит лоб Есенина? Такой вопрос возникает при взгляде на одну из посмертных масок, где в проломе над переносьем две дыры. В ЧК имелись для этой цели молотки с острыми концами-клювами. (Молотки-пробойники я впервые увидел в политлагерях Мордовии - они применялись на вахте для пробивания лбов умерших заключенных при их вывозе за зону, чтобы исключить побег.) Могли ли раны Есенина быть огнестрельными? Я спрашивал Николая Леопольдовича, не был ли Есенин застрелен. Ответ был краток: «Он был умучен!» Двойная вмятина над переносьем могла быть от удара его же револьвером, к тому же у нагана на середине рукояти внизу - ушко из стали.
Поэтесса Ида Наппельбаум говорила мне, что ее брат Лев помогал милиционеру, стоявшему на стремянке, снимать повешенного Есенина с отопительной трубы. Теперь уже широко известен тот факт, что шея покойного была обмотана веревкой несколько раз.
При повешении у человека расслабляются все органы. Никакой врач не поверит, что перед ним самоубийца, если мочевой пузырь не опорожнился. И на полу и на диване, куда положили тело Есенина, было сухо.

Браун с Лавреневым категорически отказались подписаться под протоколом, где говорилось, что Есенин покончил с собой. Протокол был составлен даже на первый взгляд неумело, примитивно. Но под ним уже стояли подписи сотрудников ОГПУ Вольфа Эрлиха и Павла Медведева, секретаря Союза писателей Михаила Фромана и поэта Всеволода Рождественского. Николай Леопольдович туг же упрекнул последнего: «Сева, как же ты мог под этим подписаться! Ты же не видел, как Есенин петлю на себя надевал!» Он ответил: «Мне сказали - нужна еще одна подпись».

Проведенное в 1990-е годы писателем Виктором Кузнецовым частное расследование показало, что подпись милиционера Николая Горбова - явная фальсификация. Как и заключение Гиляревского, на которое сторонники версии самоубийства ссылаются как на главное доказательство. Гиляревский был медиком дореволюционной школы и хорошо знал, как в таких случаях составляются документы. Но здешнего медэксперта не приглашали. Зато пригласили из Москвы мастера ретуши фотографа Моисея Наппельбаума. Чтобы к делу подшить уже отретушированные снимки покойного Есенина.

Задержание с пристрастием

- Николай Николаевич, вы считаете, что Есенин погиб при допросе. Чекисты «переусердствовали»?

Скорее всего. Так считал и отец. Труп был в пыли, в волосах песок. Браун решил, что Есенина в номер «Англетера» принесли. «Откуда?» - спросил я. «Вероятно, с допроса...» Здесь необходимо напомнить: в этот период Есенин был под следствием (13 спровоцированных тогдашней Лубянкой уголовных дел). Даже на просьбу наркомпроса Луначарского прекратить преследование московский судья Липкин ответил, что на этот раз приговор будет исполнен! Таким образом, по моему мнению, и был исполнен приговор, замаскированный под самоубийство, чтобы снять подозрение с исполнителей.

Художник и поэт Василий Сварог, автор посмертного портрета-рисунка Сергея Есенина, сделанного с натуры, в своих воспоминаниях тоже написал, что труп был весь в пыли: сложилось впечатление, что он был принесен в номер завернутым в ковер. Кстати, воспоминания Сварога - еще одно доказательство того, что Есенин приехал в наш город жить, а не заканчивать жизнь самоубийством. У поэта было огромное желание увидеть первый том своих сочинений, подготовленный к печати, а в ближайших планах - выступить с чтением своих стихов. А поскольку Сварог был еще виртуозным гитаристом и у них с Есениным был опыт совместных выступлений, они заранее сговорились о вечере мелодекламации, где Сварог сопровождал бы чтение стихов.

«Англетер»... Какую версию ни возьми, все, от начала до конца, вымысел! В декабре 1925 года Сергей Есенин в подведомственной ОГПУ гостинице не жил! Ни в одном из списков не значился. Но представьте: в гостинице остановился бы и жил, например, Маяковский, или Блок, или «король поэтов» Игорь Северянин. Это стало бы сенсацией! А тут Есенин со всеми чемоданами - постоялец-инкогнито под шапкой-невидимкой! В дни партсъезда да еще в канун Нового года. И никто о нем не слышал!

Погранзастава в «Англетере»

- Даже в те бесправные времена пытка поэта при допросе должна была иметь хоть какие-то основания.

С чекистов головы бы сняли, если бы они позволили Есенину уйти за границу, тем более, во время работы XIV съезда партии. Близкие друзья его уже были расстреляны или умерли под пытками, как, например Алексей Ганин, создавший, по фиктивной версии Лубянки, «Орден русских фашистов». По делу «Ордена» только в Москве в марте-апреле 1925 года казнили 6 человек, остальных приговорили к различным срокам заключения.

Алексей Ганин недолгое время был женат на сестре Есенина Кате до ее брака с Василием Наседкиным. Он, конечно, очень хотел, чтобы Есенин переправил за границу его тезисы, в которых называл советскую власть властью «изуверов-садистов». Ганин считал, что его тезисы должны предостеречь правительства других стран от коммунистических революций. Не случайно Сергей Есенин перед отъездом из Москвы в Ленинград дома у своей бывшей жены Анны Изрядновой сжигал бумаги в кухонной плите. Среди них наверняка были и переданные ему Ганиным для распространения за рубежом, в частности, в Италии.

Были еще и другие, параллельные дела, по которым можно было привлекать Есенина. При его задержании были изъяты все бумаги, незаконченное произведение «Пармен Крямин», начало второй части «Страны негодяев», где действие происходит в Америке, и около двух десятков новых стихотворений. Для частичного прикрытия обыска у поэта «Красная газета» 29 декабря 1925 года сообщила: «Есенин читал в кругу друзей до 15 новых лирических стихов, которые, по-видимому, были зафиксированы лишь у него в памяти».

Многие до сих пор удивляются: «Есенин писал лирику, пил вино и увлекался женщинами. При чем тут политика?» На самом деле Есенин был в эпицентре политических событий. Встречался с Кировым, Дзержинским, Троцким. Но в последнее время oн пересматривал свои взгляды. И вед себя при этом неосмотрительно. Поэма «Страна негодяев» - настоящий вызов большевистской власти. Есенин откровенно высказывался в письмах и к тем своим друзьям, которые являлись огэпэушниками или поддерживали прямые контакты с ОГПУ. В одном из писем он писал: «Я перестаю понимать, к какой революции я принадлежал. Вижу только... что не к февральской и не к октябрьской. По-видимому,в нас... скрывается какой-нибудь ноябрь». В августе 1925-го предостерегал кузена Илью в письме домой: «Только не на рабфак. Там коммунисты и комсомол».

А в сентябре имел неосторожность написать из клиники П. Чагину: «Чтоб избавиться кой от каких скандалов... махну за границу. Там и мертвые львы красивей, чем наши живые медицинские собаки».

Друзья Есенину подсказывали: ты следующий! Когда замаячила высшая мера, Есенин попытался скрыться от ОГПУ на юге - в Закавказье. В Мардакянах под Баку у него случился конфликт с Яковом Блюмкиным. Блюмкин чуть не застрелил Есенина. Есенин поехал в Тифлис и попросил друзей достать ему револьвер. С этим оружием он уже не расставался до конца. Судя по всему, Сварог прав: револьвером и был пробит лоб поэта, оказавшего сопротивление. Писатель Павел Лукницкий, с которым я был хорошо знаком, в ответ на мои расспросы о смерти Есенина прямо сказал мне о своем впечатлении от его внешности в «Англетере», вот его точные слова: поэт при допросе «был изуродован, на одежде следы крови, а левого глаза «не было». В его мемуарах, изданных в Париже в 1991 году, об этом сказано так. Цитирую: «Есенин был мало похож на себя. Лицо его при вскрытии исправили, как могли, но все же... в верхнем углу правого глаза - желвак... и левый глаз - плоский: он вытек. Синевы в лице не было: оно было бледно, и выделялись только красные пятна и потемневшие ссадины». Лукницкий был в прошлом работником ОГПУ, вел дневники.

- Получается, что Есенин поехал в Ленинград работать, а чекисты боялись, что он сбежит на Запад?

Да. Но даже если бы он собрался перейти границу с Финляндией или Латвией, ему бы не дали этого сделать. Поэт был обложен со всех сторон, как волк.

Народу показали «нарумяненную куклу»

Внешность Есенина трижды «приводилась в порядок». Без «макияжа» его могли видеть только сотрудники ОГПУ и Моисей Наппельбаум с сыном Львом. Первый грим на лицо Сергея Есенина был наложен в «Англетере» незадолго до прихода писателей. Второй - в морге Обуховской больницы, перед прощанием в Союзе писателей на Фонтанке, 50. Многих ран и, тем более, царапин уже не было видно. Николай Леопольдович Браун дважды выносил тело Есенина: вначале из «Англетера» - под плечи, затем в гробу - из Союза писателей. Он заметил большие изменения во внешности убитого. А в Москве в Доме печати, как вспоминала писательница Галина Серебрякова, уже лежала «нарумяненная кукла». Скульптура! Без каких-либо повреждений. Есенин не был похож не только на убитого, но и на самоубийцу. Вот почему сын покойного Александр Есенин-Вольпин удивлялся: «Как же так, тысячи человек видели отца и ничего не заметили!»

Эмигрантские литераторы 20-х годов поддержали версию самоубийства только для того, чтобы можно было сказать: советская власть затравила поэта, который с ней заигрывал.

Эксгумация невозможна!

- Николай Николаевич, а теперь о возможной эксгумации...

Эксгумация, сколько бы о ней ни говорили, невозможна! Потому что гроба Есенина в могилe нет. Обнаружилось это, когда хоронили мать Есенина Татьяну Федоровну. Вскрыли могилу - там три гроба, но есенинского нет. Сестра Шура помнила гроб брата. В официальном письме от 4 января 1994 года племянницы Есенина Светланы Петровны Митрофановой, дочери сестры Шуры, и ее сына в комиссию Всероссийского комитета по выяснению обстоятельств смерти Есенина сказано, что гроб матери поэта оказался не над могилой сына, а рядом с неизвестными останками... точное место его могилы теперь установить будет очень нелегко«. Письмо это комиссией опубликовано. Впрочем, нашелся человек, заявивший, что Есенина перезахоронили в дальней части Ваганьковского кладбища. Ваганьковского ли? Это еще вопрос. Поэтому-то потомки и родственники покойного возражают против эксгумации.

Маска маске рознь

- Как же тогда объяснить, что разрешили снять посмертную маску с явным повреждением черепа?

Пролом был такой глубокий, что скрыть его не представлялось возможным. Нашли объяснение: обжегся или ободрался о трубу. Следов других повреждений на маске нет. В Есенине уже видели современного Пушкина. Есть же пушкинская маска. Ну, и разрешили, в надежде, что если возможно отредактировать внешность поэта, то уж маску - труда не составит. А может быть, огэпэушники велели маску снять для отчетности, в доказательство выполненной работы. Кстати, как известно, маску снимали два человека. По крайней мере, известны две маски. Одна - со сглаженным вдавливанием. Вторая - с явными повреждениями черепа. Так называемая маска из частной коллекции. Как она «ускользнула» от огэпэушников - остается загадкой.

Назвать палачей палачами

На следующий день после смерти Есенина 29 декабря 1925 года, ленинградская «Красная газета» опубликовала статью Бориса Лавренева «Памяти Есенина». Она имела подзаголовок: «Казненный дегенератами». И эпиграф: «И вы не смоете всей вашей черной кровью поэта праведную кровь». А завершалась так «И мой нравственный долг предписывает мне сказать раз в жизни обнаженную правду и назвать палачей и убийц, палачами и убийцами, черная кровь которых не смоет кровяного пятна на рубашке замученного поэта».

Из разряда чудес и приключений

- Николай Николаевич, я читал, что Есенин погиб в результате нелепого розыгрыша. Якобы, как человек эпатажный, он решил имитировать свою смерть...

Многие воспоминания - блеф, написаны лжесвидетелями, кадровыми сотрудниками ОГПУ. А потом пошли пересказы без ссылки на источник.

В год столетия Есенина отличился журнал «Чудеса и приключения». Оказывается, некто Леонтьев в поселке Ургал Хабаровского края в бане признался журналисту Титаренко, что он «вот этой самой рукой» застрелил Есенина. Якобы по заданию самого Троцкого. Аргументация простая: у Троцкого и Есенина была общая любовница. Ну, и Троцкий из ревности приказал... Эта бытовая версия, в самом деле, из разряда «чудес и приключений». В первые годы советской власти ревность считалась буржуазным предрассудком. Браки были гражданские, мало кто венчался. А есть еще более вздорная версия - что Есенин доживал свой долгий век на Колыме и стихов там написал не на один том. Бери и издавай!

Версии стали появляться в обществе, подобно вирусам в компьютере, когда возникла острая необходимость в другом, чем самоубийство, объяснении смерти Есенина. Потому что ни документы, ни воспоминания не выдерживали критики. В нашей семье никогда не было никаких версий!

Владимир ЖЕЛТОВ


http://uainfo.org/blognews/1465225342-esenin-umer-pri-doprose-vseh-sledov-prestupleniya-chekistam.html

maxvl: (Default)

Срочное сообщение от Ксения Оксман

"Обычная практика транзита и конвоирования арестантов в Мосгорсуде - обязательные избиения дубинками, пытки электрошокером, издевательства над подконвойными. Даже если арестант проходит через этот суд транзитом. Я узнала об этом случайно от Петра Павленского, когда он мне передал речь на вручение премии Вацлава Гавела. Он как раз вчера там был транзитом.

На данный момент у Петра перебито колено, трещина в ребре, внутренние гематомы от побоев.

Я здесь говорю о Петре только в контексте обычной, каждодневной практики обращения конвоя с арестантами и заключёнными.для того чтобы эта тема стала видимой и были предприняты экстренные меры.

Номер значка зверя, мусора который с особой жестокостью избивает и издевается над подконвойными - №007666."

Masha Alekhina's photo.

https://meduza.io/news/2016/05/17/zhena-petra-pavlenskogo-rasskazala-ob-izbienii-muzha-konvoirami-v-mosgorsude

maxvl: (кацап)
Как мы знаем благодаря замечательному роману Толстого «Война и мир», с войной у "русских" (московитов) все хорошо, а вот с миром уже похуже.

1

Парады, маневры и хорошая драка — вот что им по вкусу. Как утверждает Саймон Себаг-Монтефиоре (Simon Sebag Montefiore) в своем масштабном исследовании, для царя Николая II (тот, что сектой РПЦ объявлен святым) даже Первая мировая война, на которую Россия отправила больше 1,2 миллиона человек, была всего лишь «объединяющим нацию ритуалом».

Его предок Николай I увлекался разработкой военной формы — с золотыми эполетами на черных кителях и блестящими сапогами. Гостя в 1844 году у королевы Виктории, он отказался «от разлагающих удобств в виде демократической мягкой кровати и спал на привезенной им из казарм железной койке».
Read more... )
maxvl: (Default)
Сергей Литвинов в суде. Фото Елены Романовой
Сергей Литвинов в суде. Фото Елены Романовой

Сергея Литвинова задержали полтора года назад по подозрению в массовых убийствах, но, не найдя никаких доказательств, прокуроры пытаются посадить украинского скотника за разбойное нападение... на территории Украины.

Житель села Камышное Луганской области Сергей Литвинов пропал в августе 2014 года. Как он сам рассказывает (и следствие с этим не спорит), у него сильно разболелся зуб и местный фельдшер посоветовала ему обратиться за помощью к российским медикам, благо село находится возле границы. Мужчина перешел границу, там уже вызвал скорую и был доставлен в Тарасовскую районную больницу Ростовской области. Проблема оказалась серьезной: украинцу сделали операцию на челюсти и оставили под наблюдением врачей. Оттуда 33-летнего украинца забрали сотрудники российских спецслужб. По словам самого обвиняемого, в палате он лежал вместе с ранеными "ополченцами" ЛНР и те заявили правоохранителям, что узнали в Сергее бойца национального батальона "Днепр".

Официальный представитель СКР Владимир Маркин по этому поводу выступил с заявлением, сказав, что в Ростовской области пойман настоящий каратель.

Долгое время о судьбе Сергея Литвинова ничего не было известно. Лишь спустя полгода после исчезновения украинские консулы нашли его в "Матросской Тишине". Мужчина рассказал, что его несколько дней пытали какие-то люди в военной форме, требуя сознаться в массовых убийства жителей Луганской области.

По словам защищающего Литвинова адвоката Виктора Паршуткина, с 22 августа 2014 года по 8 июля 2015 года Литвинов содержался под стражей по обвинению в массовых убийствах (не менее 30 мужчин, 8 женщин и 1 несовершеннолетней девочки) и применении запрещенных методов ведения войны. Но за год следователи так и не смогли найти ни одного пострадавшего или свидетеля тех страшных преступлений, подробное описание которых было изложено в ходатайстве об его аресте.

Уголовное преследование Литвинова по обвинению в массовых убийствах было прекращено в связи с отсутствием события преступления. Однако из-под стражи его не выпустили, а 8 июля предъявили обвинение в разбойном нападении на гражданина России на территории Луганской области.

По версии следствия, в один из дней между 29 июня и 2 июля 2014 года Литвинов с неким неустановленным подельником ворвался с автоматом в руках в дом, где находился гражданин России Лысенко. Потерпевший заявил, что его избили и отобрали у него два автомобиля.

Примечательно, что целый год гражданин Лысенко об этом преступлении не заявлял, однако, увидев на очной ставке Литвинова, тут же его опознал и рассказал, как все было.

Литвинов утверждает, что на очной ставке видел Лысенко в первый раз. На предварительных слушаниях он потребовал, чтобы его судили по тому обвинению, по которому задерживали и почти год продержали в заключении, - как подозреваемого в массовых убийствах. Это подразумевает перенос слушаний в Москву и дает Литвинову право настаивать на рассмотрении дела судом присяжных.

Однако судья Светлана Шаповалова, которая ведет дело Литвинова в Тарасовском районном суде, это ходатайство адвокатов отклонила, и сегодня, 25 февраля, там началось рассмотрение дела по существу.

Адвокаты уже представили суду свои первые доводы. Они настаивают на полном прекращении уголовного дела, поскольку считают недоказанным сам факт разбойного нападения. Связавшись с украинскими пограничниками, адвокаты уже установили, что в момент предполагаемого разбойного нападения потерпевшего не было на территории Украины. После обострения ситуации на юго-востоке страны пограничники вели строгий учет всех россиян, которые пересекали границу. Зафиксированы были и перемещения Лысенко - но в другое время.

Российские пограничники заявляют, что подобный контроль вести не обязаны, и предоставлять свои сведения они не стали. Что же касается данных украинской стороны, российские следователи заявили, что не могут им доверять. По мнению следователей, с начала конфликта в Донбассе киевские власти утратили контроль на границе, поэтому данные пограничного мониторинга не могут являться аргументом в защиту подсудимого. Между тем Тарасовский район Ростовской области граничит с той частью Луганской области, которая всегда находилась под контролем законных властей Украины.

На суде Сергей Литвинов несколько раз требовал отпустить его, поскольку ничего из того, в чем его обвиняют, он не совершал. На заседание он пришел с бумажной иконкой, которую периодически целует, сидя в клетке. Он часто улыбается и на все вопросы судьи отвечает заученной фразой "Я поддерживаю своего адвоката. На ваше усмотрение, Виктор Васильевич".

Судебно-медицинская экспертиза, которой Литвинов подвергся в Москве, подтвердила его полную вменяемость.

При установлении личности в суде украинец сказал, что закончил пять классов коррекционной школы. Всю свою жизнь он работал скотником, вместе с сожительницей воспитывает 14-летнюю дочь.

Литвинов продолжает настаивать на том, что его незаконно судят в России и к тому же за преступления, которых он не совершал вообще. Он напоминает, что был по сути похищен, неоднократно подвергался пыткам и, не выдержав мучений, подписал признание в массовых убийствах.

В Ростовской области это уже третий процесс над украинцами, которых в Украине считают похищенными. Осенью прошлого года Северо-Кавказской окружной военный суд признал террористами двух крымчан - Олега Сенцова и Александра Кольченко. Продолжается процесс по делу украинской летчицы Надежды Савченко, которую обвиняют в убийстве российских журналистов. Кроме этого, в Грозном продолжается суд над украинцами Николаем Карпюком и Станиславом Клыхом, которых обвиняют в преступлениях, якобы совершенных во время первой чеченской войны.

Комментируя эти процессы, адвокат Сергея Литвинова Виктор Паршутки заявил, что считает происходящее умышленным нагнетанием ненависти к украинцам в России. "Все это делается для того, чтобы создать у россиян образ "украинцев-фашистов" и оправдать любую агрессию в отношении Украины", - считает он.

Елена Романова, 25.02.2016

Грани.Ру: Разбойное обвинение

В Ростовской области судят украинского скотника Сергея Литвинова. Сначала его пытались представить "карателем", виновным в массовых убийствах, а когда это обвинение полностью развалилось, несчастному приписали разбойное нападение, причем совершенное якобы на территории Украины. О подробностях судебной фальсификации - в репортаже Елены Романовой.



Доступные в России зеркала Граней:
http://mirror581.graniru.info/Politics/World/Europe/Ukraine/m.248976.html
https://gr1.global.ssl.fastly.net/Politics/World/Europe/Ukraine/m.248976.html

maxvl: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] pauluskp в Забитый до смерти российским боевиком житель Донбасса поддерживал оккупантов (фото)
Читатели нашего блога узнали человека, которого до смерти забил плетью российский наемник с позывным Ольхон.

Это житель Коммунара (относится к Макеевке, Донецкая область) Алексей Фрумкин.

1. Во время пыток. Обратите внимание и на татуировку.


Читать и смотреть дальше... )


maxvl: (Default)

Вчера Николая Карпюка и Станислава Клыха посетил в СИЗО консул Украины Александ Ковтун. Он добивался этой встречи больше года, МИД России отвечал ему «с нашей стороны нет препятствий», а следователи «в настоящее время встреча невозможна». Карпюк и Клых сделали официальные заявления о применении к ним пыток и угроз членам семьи. Клых крупный мужчина, его пытали настолько сильно, что следы на ногах до сих пор, год спустя, видны очень четко, он показал их на камеру журналистам в перерыве заседания. Карпюка арестовали в марте 2014, его, как он говорит, пытал опытный оперативник, называвшийся Максимом, в норме следов не должно было остаться вообще. Но в один из заходов кто-то из подручных Максима не уследил, с Карпюка забыли снять наручники, перед тем как пускать ток. В результате на запястье остался небольшой, но очень характерный ожог. Консул записал все это, в ближайшее время информация пойдет в ЕСПЧ и другие международные инстанции.

Сегодня стороны сделали вступительные заявления и началось судебное. По просьбе защиты начали с показаний Николая Карпюка. Он держался уверенно и подробно перечислял где он был в 1994 году и особенно 31 декабря во время боя у дворца Дудаева, в первой половине 1995 и в 1999-2000. Называл фамилии тех, кто может подтвердить его алиби, каким изданиям он давал интервью и где могут сохраниться его фотографии. Присяжные слушали его внимательно. Перед этим прокуроры почти час монотонно зачитывали обвинения и всех совершенно усыпили. Опытные прокуроры знают, что с присяжными так нельзя, с ними надо говорить вживую, чтение по бумажке они не выдерживают и перестают слушать.
О судье надо сказать отдельно. Внешне Вахид Исмаилов очень похож на пожилого Михаила Ульянова, а по манерам – на маршала Жукова в его же исполнении. Он часто прерывает говорящих, щедро раздает замечания, и как на мой вкус, злоупотребляет выражением «суду все ясно», учитывая, что в суд кроме него, входят еще 17 человек присяжных. Судя по реакции последних, им такой стиль ведения процесса то же не по душе. Присяжные чувствительны, особенно в начале процесса, к вранью и к попыткам что-то скрыть. По закону им нельзя рассказывать о пытках и другом давлении, и когда в завершающей части показаний Карпюк перешел к этой теме, судья его совершенно обоснованно прервал. Но поскольку перед этим он прерывал его и нас еще раз пятнадцать, эффект получился смазанным, и наш намек, что признательные показания, которые они услышат потом, были выбиты следствием, до них явно дошел. Поверят они нам или нет – другой вопрос. Пока есть большой риск, что этот состав присяжных не продержится до вердикта: с отбора 12 октября мы лишились по болезни троих присяжных, включая избранного старшину. Осталось всего 5 запасных. Если в ноябре-декабре они будут простужаться в том же темпе, после того как в коллегии останется 11 человек, весь процесс придется начинать заново. Для нас это проблема, но для судьи еще большая: он отвечает за сроки рассмотрения дела. Вся наша общая работа может в результате пойти насмарку. Но мы все равно будем пытаться сделать что возможно.

Нестыковок в обвинении более чем достаточно. Это дело фальсифицировали не «от фигуранта», а «от сюжета», то есть вписали Карпюка, Клыха, Яценюка и других в уже полностью готовую расследованную историю. 31 декабря 1994 года в Грозном был жестокий бой, погибло много людей. Следствие начали сразу же. Большую часть материалов дела занимают медицинские экспертизы трупов и старые показания других участников событий, в которых никто из нынешних подсудимых не упоминается. На стороне дудаевцев в них участвовали как минимум покойный Музычко и Мазур, было еще несколько украинцев. Фамилия Карпюка впервые возникла в деле даже позже, чем фамилия Яценюка. Их обоих, а также Яроша, братьев Тягнибок и прочих «вспомнил» некто Малофеев, многократно судимый и тяжело больной, которому явно предложили заработать себе спокойный остаток жизни в тюрьме. Начиная с 3 марта он почти ежедневно описывал свои похождения и перечислял всех, кто тогда воевал вместе с ним против федералов. Странным образом, в показаниях, которые Малофеев давал до 18 марта, Карпюк, которого сейчас называют одним из командиров их группы, не фигурирует. Он появляется там только с 18 марта,на следующий день после задержания. Зато Ярош, на тот момент уже глава «Правого сектора» (организация запрещена в России — прим.ред.), и Яценюк присутствуют изначально.

Я объясняю это тем, что в ФСБ не знали, что Карпюк поедет вместо Яроша в Россию. Бумаги готовили на Яроша. Как сказал сегодня сам Карпюк, начиная с бегства Януковича, «Правому сектору»(организация запрещена в России — прим.ред.) настойчиво передавали через некоего «личного друга путина, генерал-лейтенанта», приглашение приехать на переговоры с Путиным в Россию. Ярош ехать отказался, поехал Карпюк, его зам по идеологии. Сразу на границе, на КПП их взяли, суд в Брянске дал Карпюк 14 суток за какую-то административку, его привезли в Ессентуки и начали пытать. Обещали украсть сына, подробно описали в какую школу на какой улице тот ходит. Параллельно Малофеев вспомнил, что Карпюк был вторым после Музычко в их банде. В показаниях, которые Карпюк подписал в конце марта, вместо всего этого говорится, что они ехали на встречу с оппозицией и Немцовым.

После окончания допроса Карпюка прокуроры стали зачитывать эти показания. Карпюк не выдержал и крикнул присяжным, что все это ложь. Клых его поддержал. Судья объявил перерыв и велел вывести их поскорее. Завтра суд возобновится, но я по договоренности и коллегами и подзащитными, буду в это время на процессе Савченко.

Зато сестра Надежды, неутомимая Віра Савченко по ее просьбе присоединилась к команде защиты Карпюка и Клыха. Суд допустил ее как общественного защитника. Надежда обещала помочь вытащить остальных украинцев и очень серьезно к этому относится. Разом нас багато.

Оставайтесь с нами.

2389280

2389282

Оригинал


http://echo.msk.ru/blog/ilya_s_novikov/1647888-echo/

maxvl: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] may_antiwar в О похищении Леонида Развозжаева
Сегодня члены ОНК Москвы в течение пяти часов ожидали в изоляторе "Лефортово" встречи с Леонидом Развозжаевым. Всё это время, как сообщили представители администрации, он и Константин Лебедев находились на следственных действиях. Это оказалось неправдой. БОльшую часть этого времени они находились в своих камерах. Сопровождавший нас офицер назвал это "маленькой технической ошибкой". Но у меня есть большие подозрения, что увидеть ребят нам удалось лишь благодаря нашему упорству: по необъяснимым причинам их не хотели нам показывать. К Леониду Развозжаеву мы зашли в половине седьмого, хоть прибыли в изолятор в половине второго.

До нас там побывали и Цветков, и Лукин. Они бодро отчитались, что факты пыток не подтверждаются. Дай им Бог здоровья. Рассказываю, что мы узнали со слов Леонида.

...Он отошел от здания комитета по беженцам, чтоб купить себе булочку. Его схватили не менее четверых человек и бросили в микроавтобус с украинскими номерами. Руки и ноги связали скотчем. На любую попытку пошевелиться следовал пинок в спину или плечо. На голову натянули шапку - чтоб не видел, где находится.

Как полагает Леонид, именно на границе его из двери в дверь передали в другой микроавтобус с другими сопровождающими - русскими вместо украинцев, как ему показалось.Поверх скотча надели наручники с цепями, приковывающими руки к ногам, так, что он всё время находился в согнутом положении. Эти кандалы так и не снимали вплоть до Москвы. Еды и воды не давали, в туалет не водили. Какой-то из сопровождающих всё интересовался, наделал ли Развозжаев уже под себя. Привезли в подвал какого-то дома, видимо, частного. Стали угрожать, говорить: ты сейчас вообще вне правового поля, никто не знает, где ты, сегодня - ты, завтра - безымянный холмик. Твоя жена работает там-то, брат там-то, а дети там-то учатся. Требовали написать явку с повинной, чистосердечное признание, говорили, что это единственная возможность остаться в живых.Read more... )

Profile

maxvl: (Default)
maxvl

January 2017

S M T W T F S
1 2 3 4 5 67
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 02:11 pm
Powered by Dreamwidth Studios